Все события, описываемые в книге, являются вымышленными. Любые совпадения случайны.
Посвящается памяти тех, кто погиб, оставшись верен своей совести…

Пролог

Шёл дождь, было около полуночи, по улицам Москвы нёсся чёрный «Инфинити», разбрызгивая лужи, рассекая тьму светом мощных фар. Автомобиль двигался быстро и уверенно, обгоняя редкие попутки. Всё пространство внутри иномарки пропиталось напряжённой тишиной. Водитель, парень лет тридцати, сосредоточенно следил за дорогой. Из надетой на нём наплечной кобуры выглядывала рукоять пистолета. На пассажирском месте застыла заметно нервничающая молодая светловолосая девушка. Салон автомобиля ничем особенным не отличался, только в районе селектора автоматической коробки передач расположился какой-то загадочный прибор в виде небольшого тёмного куба с мигающей лампочкой.
В это время где-то в Москве, в кабинете на стуле сидел человек. Перед ним на столе лежал ноутбук с подключенными к нему непонятными устройствами. На экране отображалась схема столицы. Мужчина не спускал глаз со светлой точки, перемещавшейся по электронной карте.
В тот же самый период ещё один человек в похожем кабинете, сидящий напротив монитора, также наблюдал за движением светлой точки. Он поднял трубку телефона, стоящего на столе, набрал номер. Дождавшись ответа, произнёс единственное слово: «Начинайте».

***

В какой-то момент водитель «Инфинити» уловил в зеркале заднего обзора преследующий их чёрный «Джип». Тот держался на расстоянии примерно пятидесяти метров, не приближаясь и не отставая. Парень прибавил скорость — внедорожник не отдалился. На лбу управляющего седаном проступила испарина, но он по-прежнему без колебаний мчался только ему известным маршрутом. Пассажирка, почувствовав надвигающуюся угрозу, никаких вопросов не задавала, она полностью доверилась водителю.
Автомобиль, сопровождающий «Инфинити», скрывал троих мужчин, похожих отсутствием на лицах каких-либо эмоций, каждый своим видом походил на кобру перед прыжком. В правых ушах всех троих виднелись микронаушники. На экране GPS-навигатора, установленного во внедорожнике, помимо значка его самого присутствовал ещё один, бегущий впереди — значок «Инфинити». По истечении пяти минут погони пассажир «Джипа» скомандовал в микрофон кому-то невидимому: «Перекрывайте дорогу».
После этих слов через четыре километра по пути следования седана возникли люди в форме дорожных рабочих, загородившие проезжую часть знаками, разрешающими движение только направо…
«Джип» отстал несколько секунд назад, водитель легковушки вздохнул с облегчением. Разглядев препятствие, свернул под стрелку… и опешил: прямо по курсу, метрах в ста за поворотом высились два силуэта. С автоматами в руках, направленными в сторону «Инфинити». Струи дождя, падающие из мглы небосвода, рассыпались брызгами, ударяясь о холодный металл оружия. Водитель понял: уже ничего не изменить, слишком поздно — в его глазах появилось отчаяние. Пламегасители автоматов озарились светом, спустя секунду пули пронзили лобовое стекло седана. Одна из них попала в сердце сидящего за рулём — он умер мгновенно. Безвольное тело ткнулось в руль, крутанув его влево. Машину резко занесло — перевернувшись, сделав несколько оборотов, она приземлилась на крышу. На улице воцарилась тишина, нарушаемая только шумом дождя. Из искорёженного «Инфинити» не доносилось никаких звуков. Люди с автоматами приблизились к иномарке — сквозь разбитое ветровое стекло на них смотрели безжизненные глаза девушки с запечатлённым в них недоумением. Стрелки возвратились к внедорожнику, ожидающему на обочине, вскоре автомобиль медленно тронулся. Один из мужчин, достав сотовый, набрал номер. Когда на другом конце ответили, произнёс: «Сделано».

***

Человек в кабинете, растянув губы в кривой улыбке, выключил монитор. Поднявшись из-за стола, надел куртку и покинул помещение.
Человек в другом кабинете оцепенело сидел, всматриваясь в экран ноутбука. Спустя какое-то время он снял трубку телефона. Услышав голос вызываемого абонента, выдавил из себя с сожалением: «Объект неподвижен более пятнадцати минут, сотовые не отвечают. Я выслал группу, но, наверное, уже поздно… мы облажались…»

Глава 1

Бросив взгляд за окно офиса, Руслан увидел группу молодёжи в военной форме, шагающую по тротуару. В этот момент он позволил воспоминаниям поглотить свой разум.
Последние шесть лет он жил в столице. Зарабатывал на торговле деталями к железнодорожным вагонам. Родился и вырос в одной из северокавказских республик. В Москве оказался благодаря случаю.
Восемь лет назад, по окончании института его призвали в Вооружённые силы Российской Федерации. С перевалочного пункта отправили в богом забытую часть Воронежской области. Служба состояла из ежедневных походов в парк ремонтно-восстановительного батальона. Там вместе с сослуживцами занимался перестановкой с одного места на другое рассыпающейся военной техники. Общество восемнадцати-двадцатилетних соседей, озадаченных поисками выпивки (касалось старослужащих) и сохранением своего тела в целости (отслужившие менее года) — стало психологическим испытанием для человека, в двадцатипятилетнем возрасте принявшего присягу.
Дивизию вывели из Германии после падения Берлинской стены в начале девяностых годов. Располагалась она в поле, ближайший населённый пункт находился в восемнадцати километрах — так называемый город с двадцатью тысячами жителей. Быт того района напоминал сюжеты произведений Гоголя — старые деревенские дома, люди, похожие на гоголевских персонажей, говорившие с украинским акцентом, неторопливое течение жизни. База представляла собой несколько парков боевых машин, стоявших на открытой местности почти два десятилетия. Техника давно морально устарела, данный факт лишал возможности использовать большую часть её по назначению. Ходили слухи о предстоящей консервации дивизии, но высшее командование никак не решалось подписать соответствующий приказ.
Служба угодивших сюда сводилась к подсчёту дней до того, как она закончится. Не менее половины солдат призывались из республик Северного Кавказа — Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Дагестана, Ингушетии, Северной Осетии. Сразу же по прибытии новобранцев разгорелся конфликт между осетинами и остальными горцами. Завязался он на почве исповедования христианства осетинами. Столкновение приняло достаточно серьёзные масштабы, заставив приехать родителей многих призывников. В итоге всех осетин собрали и перевезли в другую воинскую часть.
Взаимоотношения рядового состава строились следующим образом: 0-6 месяцев — «духи», 6-12 месяцев — «слоны», 12-18 месяцев — «черпаки», 18-24 месяцев — «деды». Схема действовала в Вооружённых силах РФ десятки лет. Но в данной части присутствие «кавказцев» вносило свои коррективы. Все они, включая новеньких, мгновенно становились «дедами». Физически более сильные поддерживали слабых. Уважение от них получали единицы русских «дедов», порой попадавших в ситуации, когда приходилось оправдываться перед «чёрными», как они сами себя называли. Это была двойная дедовщина. Руслан, дабы избежать прессинга со стороны земляков, отказывался выполнять какую-либо работу, связанную с уборкой. В итоге, неоднократно избитый, познакомился с больничной койкой. После выписки «дед» по прозвищу «Павлик» поведал ему о просьбе одного из старослужащих кабардинцев, «Мухи», оставить Руслана в покое. Вскоре тот стал жить особняком, редко заступал в наряды — чем навлёк на себя гнев сослуживцев из батальона. У русских, уже прошедших или проходивших через тяготы и лишения военной службы, присутствовали веские основания ненавидеть его, ведь он избегал этих тягот благодаря опеке своих новых кавказских «друзей». Но здесь имела место не «классическая» дедовщина в чистом виде. Если бы подчинился её законам — одновременно попал бы и под «дедов», и под «кавказцев»…
Застрявшие в воинской части сделались заложниками обстоятельств. Сотни российских парней, собравшихся на огороженном колючей проволокой поле, чтобы научиться защищать Родину. Это в идеале. Реальность же угнетала — забытая богом и всеми дивизия с проржавевшей техникой забирала у людей годы жизней, ничего не давая взамен. Молодые офицеры, попавшие сюда по распределению, проклинали командование. Рота из пяти-десяти солдат плюс десять-пятнадцать сгнивших боевых машин — вот чем обеспечило их государство для исполнения служебных обязанностей.
За время, с рождения проведённое в Адыгее, Руслан приобрёл друзей коренных национальностей. Немалая доля «цивилизованного» общества считает население Кавказа грубым, отсталым. Заблуждение несведущих. Возможно, проживание в регионе наложило на молодого человека некоторый отпечаток. Он не жаловал радикалов ни с той, ни с другой стороны. Обманутые фанатики… «Весь Кавказ нужно выжечь либо вывести из состава России» — подобные высказывания формировали у него крайне негативное отношение. Когда-то российские воины боролись за присоединение южных земель… Ему запомнилось выступление кавказской женщины-депутата в парламенте Карачаево-Черкесской республики, госслужащая говорила: «В Советском Союзе не существовало такого слова — «кавказец». В появлении так называемых «кавказцев» виноваты русские. Русские, допустившие к управлению страной в период распада советской империи, образования на обломках России жадных беспринципных подонков». Возникают проблемы? Их нужно решать, искать пути решения, а не пытаться избавиться, окрестив злом. Мы же не отрезаем себе руку, если заболел палец. «Кавказцы» сохраняли устои, заслуживающие одобрения — в большинстве своем они почитали традиции, уважали своих стариков, поддерживали друг друга и на Кавказе, и за его пределами. Русские же, как показывает история, объединяются только перед лицом опасности, грозящей массовой гибелью. А порой истребляют сами себя…
У Руслана в Майкопе остался друг со школьных лет. Родился, жил до девяносто четвёртого года в городе Грозный. Его отец, военный прапорщик, участник боевых действий, рассказывал не раз о поспешном выводе войск из Чечни перед первой Чеченской войной, о брошенных складах с боеприпасами, оружием. С теми самыми боеприпасами, какими позже уничтожалась «Сто тридцать первая Майкопская бригада» и другие российские боевые соединения. Столько людей погибло в той страшной войне. Но не для всех она обрела форму трагедии — организаторы кровавой бойни, сидевшие в кабинетах властных структур, заработали миллионы на тысячах смертей, искалеченных судеб. Любой вооружённый конфликт, независимо от размеров — это заранее спланированная акция, целью которой является извлечение прибыли…

Медленно тянулись дни службы в Воронежской области, каждый последующий казался похожим на предыдущий. Руслан выживал в этой мрачной рутине лишь благодаря мыслям о будущем и воспоминаниям.

Глава 2

Рос он в обычной российской семье с достатком ниже среднего. По окончании девяти классов родители устроили его в автотранспортный колледж. Единственной полезной вещью, вынесенной оттуда, стало водительское удостоверение. После колледжа поступил в институт на специальность, связанную с туризмом и социально-культурной сферой. Гуманитарное направление выбрал не случайно, хотя мог преуспеть во всяком предмете — математике, географии, физике, химии, истории, литературе, но предпочитал живое общение.
Учение давалось легко. Труднее пришлось на первом курсе, дальше зачётка работала на него — порой преподаватели ставили хорошую оценку, чтобы не «испортить» документ. Но в целом отметки, попадавшие в него, являлись заслуженными. Много времени на учёбу не тратил, серьёзно занимался иностранными языками, ещё несколькими дисциплинами, требующими точных знаний. Такие же науки, как социология, философия, им подобные — щёлкал как орехи. Его конспекты представляли собой сложенные вчетверо двойные листки, которые помещались в кармане.
По окончании первого курса в соответствии с программой обучения студенты отправились в поход. Практически никто из ребят до этого времени не принимал участия в подобных мероприятиях. Предстоящее событие обещало быть захватывающим, интересным. Согласно плану, туристы, ведомые двумя опытными преподавателями-проводниками, собирались за трое суток пересечь гористую местность — начать с плато Лаго-Наки, обогнуть гору Фишт и выйти к черноморскому побережью. Далее, проведя сутки на море — вернуться домой на электричке. Но погода имела свои планы…
В конце первого дня пути, как часто случается в горах, солнце ушло, унеся с собой июльское тепло. Его место заняла огромная чёрная туча, полностью затянувшая небо, густыми хлопьями повалил снег. Резко похолодало, земля вмиг покрылась белым пушистым ковром. Разбив лагерь из пяти палаток, путники легли отдыхать. Ночью одну палатку уронил ветер, продрогшие девушки не сумели восстановить убежище и разбрелись по соседним. Утром члены группы встали замёрзшие, уставшие. Ненастье продолжалось — стужа, ветер, только снег прекратился. Преподаватели, чтобы не рисковать, решили вернуться в точку начала движения, опасаясь за здоровье и психическое состояние подопечных, до этого времени не испытывавших подобных нагрузок. Трёх путешественниц захватила истерика, они отказались нести свои рюкзаки. Брошенные вещи пришлось подобрать проводникам.
Невозможно описать красоту гор словами, её нужно созерцать самому. Несмотря на озноб, усталость — пребывание в том чарующем крае доставляло Руслану немалое удовольствие, так же как и большинству однокурсников. К концу второго дня группа спустилась на плато. Здесь уже радовал летний зной. Молодёжь разместилась в гостевых деревянных домиках. Приготовили горячую пищу, поужинали, сфотографировались. На третий день, минуя лес, вышли к железнодорожной станции. Воспользовавшись электричкой, направились в город. Ребята возвращались грязные, уставшие, но довольные состоявшимся путешествием.
Самым уважаемым преподавателем у молодого человека стал Давлет Керемизович. Тогда ему было около пятидесяти лет, он в совершенстве владел несколькими иностранными языками. Занятия строил оригинально: студенты рассаживались на стульях полукругом перед его столом, общались сначала на русском, потом пытались переводить сказанное на французский. Причём темы задавались не только преподавателем, но и учащимися. На одной из лекций Давлет сообщил о предстоящей олимпиаде по французскому языку. Участвовать в ней предлагалось любому желающему. Оценивать соперников он планировал совместно с француженкой, прибывшей из Парижа обменяться опытом. Выигравший гарантированно получал «отлично» в семестре «автоматом». Не веря в победу, парень тоже решил принять участие. На всякий случай, отправляясь на соревнование, запасся розой для судьи из Франции. Подводя итоги олимпиады, Давлет Керемизович озвучил имя победителя — им оказался Руслан.
Его отец долгое время работал кровельщиком-жестянщиком, часто привлекал сына к тяжёлому занятию, не один вечер тот провёл в гараже с киянкой, ножницами по металлу в руках, помогая главе семейства выполнить очередной заказ. После окончания первого курса института, на каникулах, трудился на стройке. Две недели за плату пятьдесят рублей в день. Знакомый отца предложил работу на платной стоянке. Начался новый этап жизни. Полулегальная автомобильная стоянка располагалась вокруг городского центрального рынка. Каждый её квартал обозначался дорожным знаком «Платные услуги». Задача контролёров состояла в том, чтобы убедить как можно большее число водителей — автовладельцев оплачивать охрану транспорта не по желанию и собственному выбору, а на обязательной основе. Львиную долю собранных денег парковщики отдавали бригадиру, но и себя не обделяли. Отработав первую смену, парень положил в карман сто пятьдесят рублей. Спустя два дня, подписав трудовой договор, собирал плату на лучших участках, где дневной заработок достигал пятисот рублей. Такое не снилось годы жившему без копейки в кармане. Здесь он также мог оттачивать умение находить общий язык с разными людьми, добиваться от них желаемого результата. За покупками в центр города приезжали горожане всех чинов и мастей. Одни платили за охрану авто, другие за стоянку, третьи — с намерением показать достаток, четвёртые принципиально не платили вообще.
Новое занятие позволило выработать черту, не данную природой — внутреннюю жёсткость. Главной целью контролёров являлось убедить водителя раскошелиться. Несмотря на отсутствие правовой основы такого требования. Попадались агрессивные, некоторые сознательно развивали конфликт, но парень всегда отвечал, кто бы ни стоял перед ним. Порой дрался, не из-за денег — за своё достоинство.
Каждые выходные на рынок приезжал запоминающийся джип. Хозяин парковал его в зоне действия знака «Остановка запрещена». Участок, вплотную прилегающий к стоянке, всегда оставался заполненным автомобилями. Этим пользовались местные гаишники — по нескольку раз в день они патрулировали квартал, штрафуя попадавшихся водителей. Руслан взимал плату и с тех, кто останавливался в зоне запрета. Но только за охрану транспорта, чек не выдавал. Однажды гаишник увидел, как владелец Джипа протягивает денежную купюру молодому контролёру. Позже, подойдя к парню, задал вопрос:
— Ты знаешь, у кого сейчас деньги взял?
— Нет.
— У заместителя начальника республиканской ГИБДД. За что он тебе платит?
— За охрану машины, — невозмутимо отвечал Руслан.
Гаишник застыл в удивлении.
Завершились каникулы, настала пора приступать к учёбе на втором курсе, но не хотелось терять заработок. Договорился с деканом о неофициальном свободном посещении лекций. Один-два дня в неделю с утра приходил на стоянку, после смены — в институт, располагавшийся в двух кварталах от рынка, на последнюю пару. Оба выходных также проводил на работе.
Помимо всего прочего он уделял немало внимания своему внутреннему миру. Задавался традиционными для его возраста вопросами. В чём смысл жизни? Можно ли изменить судьбу? Как делать правильный выбор? Можно ли узнать будущее? Случайны ли события нашего жизненного пути?
Однажды к нему попала информация об организованных в городе курсах некоего института, специализирующегося на энергетическом развитии человека. Проявил интерес, пришел на первое занятие и обнаружил, что основную часть группы составляют люди пенсионного возраста. Говорят, никогда не поздно меняться, приобретать новые знания, но есть ещё старая пословица: «Дорога ложка к обеду». И если «обед» уже давно завершён, появление ложки вряд ли вас сильно порадует. Для большинства преподавателей бесчисленных «развивающих» методик это, прежде всего, способ выкачивания денег из карманов доверчивых «учеников». Полезной информацией, при наличии таковой, в реальности сумеют воспользоваться не более двух-трёх процентов слушателей. Во время посещения занятий с Русланом произошла странная штука — параллельно с получаемыми извне знаниями ответы на многие интересовавшие его вопросы рождались в голове сами, без чьей-либо помощи. Программа обучения состояла из пяти частей. Ознакомившись с четырьмя, от участия в пятой он отказался, так как уже догадывался, о чём там пойдёт речь.
Молодого человека всегда волновали политические события, происходящие в республике, в России, в глобальном мире. Он не отдавал предпочтения какой-либо партии, политику. Вообще, не видел личностей или объединений, способных кардинально изменить окружающую действительность, не устраивающую значительное число членов социума. Основные проблемы были банальными — сложности с трудоустройством, отсутствие необходимого заработка. Руслан родился в Советском Союзе, а вырос в России. Обе системы жизнеустройства имели свои достоинства и недостатки. Но определяющим фактором, делающим недееспособными государственные структуры с их благими намерениями, всегда оставался один — стремление преобладающей доли управленческого корпуса к достижению собственного благополучия. Благополучия ненасытного, не знающего меры. Десятки политиков с телеэкрана ежедневно призывали выбрать их, обещая всем безбедное существование. Пустая болтовня воров по сути ничего конкретного не предлагавших.
На втором курсе института парень познакомился с Владимиром Николаевичем, майором милиции в отставке. Уже несколько лет тот занимался развитием филиала мало кому известного общественного союза. Сначала Руслан принял майора за фанатика, ищущего единомышленников. Но, после прочтения одной из книг, составляющих идейную основу движения, его мнение резко изменилось. Важнейшим элементом концепции являлось рассмотрение общества, государства с позиции объединения фундаментальных наук, сторон жизни человека. История, экономика, политика, религия, математика, социология, валеология как обособленные направления не брались во внимание по отдельности. Отношение к вышеперечисленным предметам в качестве независимых друг от друга формирует калейдоскопическое, рваное восприятие действительности. Когда же основные дисциплины изучаются в совместном переплетении — создаётся целостное видение мира, каждое знание становится частью мозаики, складывающейся в единую картину. Только связав информацию, события из разных областей, представляется возможным осознать суть происходящего в настоящем, понять причины, положившие в прошлом начало текущему состоянию. Выработать комплекс действий, необходимых для достижения в будущем желаемого результата. Но самой гениальной и одновременно простой в данной концепции оказалась следующая идея: прежде чем определять, по какому пути двигаться государству, какой идеологии придерживаться, какую экономическую модель внедрять — требуется разобраться с собственным мировоззрением. Как мы относимся к себе, к своим соседям, к окружающему миру? Что для нас хорошо и что плохо, именно по нашему внутреннему пониманию, а не по «мёртвым» юридическим законам, канонам священных писаний, извращённых до неузнаваемости. Закон не трудно обойти с помощью опытного юриста либо протекции, слова из святых книг можно преподнести, оправдывая любой грех — совесть же не обманешь, а она живёт в сознании каждого. Всем бывает стыдно за дурные поступки, только чем чаще мы их делаем, тем сильнее стирается незримая грань различения добра и зла. Многие скажут: её нет! Это философская чушь, не дающая никакой пользы в реальной жизни! Но с этой грани всё начинается, ведь события, из которых сплетается полотно истории, творят конкретные люди с вполне конкретным, а не абстрактным мировосприятием. Мировосприятием, определяющим границы дозволенного…
Во второй год работы на стоянке он приобрёл пневматический пистолет. Предъявляемый дотошным клиентам в качестве ответа на вопрос: «Чем будешь охранять мою машину?» Однажды оружие сыграло с ним злую шутку. Бывало, Руслан не успевал подходить к автомобилю в момент въезда того на стоянку. Взимать плату по возвращении владельца с рынка становилось сложнее. Одна из таких машин с неместным номером собиралась покинуть зону оказания услуг. Подбежал к ней. За рулём сидел мужчина лет тридцати пяти, в задних креслах его жена с дочерью дошкольного возраста. Водитель взирал на возникшего перед ним контролёра вопросительным взглядом.
— За стоянку рассчитайтесь, — произнёс работник парковки.
— А документы, подтверждающие, что она платная, у тебя есть?
— Вот, смотрите, — молодой человек предъявил собеседнику постановление городской администрации. Суть документа состояла в фиксации законности предоставления услуг по охране автотранспорта на данном участке проезжей части. Если бы водитель внимательно прочитал постановление, он мог бы обоснованно отказаться платить, так как ни о каких услугах не просил. Но напрягать зрение мужчина не захотел, а попросту начал движение задним ходом. Освободив парковочный карман, автомобиль замер на дороге. Руслан, стоя с водительской стороны, продолжал убеждать владельца в необходимости оплаты. Тот неожиданно нажал педаль акселератора, машина тронулась, проехав левым задним колесом по ноге парня. Боли он не почувствовал, взбесил сам факт случившегося. Достав пистолет, выстрелил вслед обидчику. Инцидент произошёл тёплым весенним днём в центре города. Выстрела как будто бы никто не заметил. Пуля (стальной шарик) вонзилась в заднее стекло автомобиля и пробила его. От образовавшегося отверстия расползлась паутина трещин. Заглушив двигатель, водитель пешком вернулся к стрелку. Остановился в раздумьях. Руслан тоже впал в какой-то ступор, замерев посреди улицы с пистолетом в руке. Вдруг из седана выбрались мама с девочкой и направились в его сторону. Из глаз обеих текли слёзы, женщина набросилась на Руслана с криками:
— Давай, стреляй, убей нас!
Парень уже раскаялся в содеянном, ведь он мог подстрелить ребёнка. Со страхом осматривал малышку — нет ли у той ранений. Оживился её отец, подойдя, вырвал из руки пистолет, ударил по лицу. Семья возвратилась к своей машине, спустя минуту растворившейся в транспортном потоке. Небольшое недоразумение чуть не вылилось в трагедию. Наличие оружия рождает соблазн воспользоваться им, не всегда оправданный…
Четвёртый курс ознаменовался покупкой старенького «Форда». Для своего возраста авто выглядело достаточно неплохо, с тонированными в глухой чёрный цвет стёклами. Несколько лет назад машина казалась недостижимой мечтой, её приобретение стало настоящим счастьем. В то же время появление собственного транспорта рождало новые проблемы. Немолодой «Форд» периодически требовал ремонта, обозначилась статья расходов на бензин. Главная же сложность воплощалась в тяге к проведению досуга на окраине центрального парка. Приезжал туда вечерами и парковал легковушку под кроной раскидистого дерева. С этого места открывался чудесный вид на горный пейзаж, реку, несущую свои шумные воды сквозь городские ландшафты. Доставал из бардачка банку коктейля, включал музыку и предавался размышлениям, созерцая окружающую красоту. Потом не спеша катался по ночным улицам. Права отобрали уже через месяц после покупки автомобиля, но на первый раз дорожная инспекция ограничилась штрафом. В маленьком городе запоминающаяся машина быстро сделала его известным среди местных гаишников. Невзирая на любые нарушения, совершённые водителем «Форда», отстранения от управления не происходило. Приоритетным для представителей закона являлось оформление «утверждённого» руководством количества протоколов. Действовало правило: согласился с нарушением, подписал бумагу — свободен.
Как-то раз, возвращаясь в свой район из центра, приблизился к закрытому железнодорожному переезду. Перед путями скопилась вереница машин. Громыхая вагонами, пронёсся состав, шлагбаум начал подниматься. Решил не ждать, пока тронутся стоящие впереди автомобили, и выехал на встречную полосу. Обойдя всю очередь, миновал ещё не успевший погаснуть красный сигнал семафора. Сразу же вслед за ним рванул двигавшийся мгновение назад в общем порядке «Мерседес-Бенц» с проблесковыми маячками на крыше. Маячки загорелись. Солидный автомобиль ГИБДД настиг «Форд» в пятидесяти метрах за переездом. Единственного пассажира «Мерседеса», подполковника, того самого, чей «Джип» Руслан время от времени охранял на стоянке, взбесила бесцеремонность неизвестного гонщика. Увидев наглеца, нарушающего ряд серьёзных правил дорожного движения, заместитель начальника ГИБДД велел инспектору, везущему его домой, догнать «Форд». Права снова забрали.
На следующий день, сумев договориться о приёме, он стоял в кабинете высокопоставленного служащего. Тот, сидя за рабочим столом, взирал на неожиданного гостя. Молодой человек обратился к нему с волнением в голосе:
— Помните, вчера вечером машина проехала по встречке на переезде?
— Да, — спокойно ответил подполковник.
— Это я был за рулём, — сокрушённо продолжил Руслан.
Взгляд «зама» сделался жёстким:
— Я себе подобного не позволяю, несмотря на своё положение. А если бы поезд дал задний ход? Ты даже не дождался, пока выключится семафор!
— Я исправлюсь. Только помогите права вернуть! — с мольбой промолвил горе-водитель.
На некоторое время хозяин кабинета погрузился в раздумья. Затем вынес решение:
— Хорошо, помогу тебе, в первый и последний раз…
На собственном примере парень убедился в порочности системы ГИБДД. Аналогично ей функционировали многие другие государственные структуры. Отношение к ним сложилось двоякое. С одной стороны существовала возможность уйти от ответственности. Не у каждого хватит сил признать свою вину и при имеющейся альтернативе избежать наказания всё равно понести его. С другой стороны, подобные госорганы, лишь частично выполняющие поставленные перед ними задачи, гниющие изнутри, опасны для общества. Они как раковая опухоль в организме, стремящаяся захватить больше здоровых клеток — не борются с преступлениями, а сами порождают их. Но самое страшное другое — мы сами даём жизнь паразитическим образованиям, сами благоприятствуем их развитию…
На стоянку приезжали постоянные клиенты. Один из таких, мужчина лет сорока пяти, оставляя «девяносто девятую» под охраной, уходил за покупками. Год он ездил в одиночестве. Однажды же привёз семью — жену с дочерью. Дочь, молодая красивая девушка, вернулась с рынка первой. Подойдя к машине, Руслан заговорил с ней. Та проявила к работнику парковки интерес и поддержала беседу. В этот же день вечером они встретились в городском парке. Не замечая времени, бродили по аллеям, укрытые едва колышущимися под дуновением лёгкого ветерка зелёными кронами. Ближе к одиннадцати Руслан доставил Катю, так звали девушку, к её дому. Вскоре напротив ворот в гараж остановилась «девяносто девятая» — родители возвратились из поездки. Отец, увидев рядом с дочерью парковщика, впал в замешательство. В спешке поздоровавшись, он вместе с супругой и девушкой проследовал во двор. Когда калитка за ними закрылась, раздался злобный крик матери:
— Куда ты ездила? Кто тебя отпускал? Кто разрешил тебе с ним вообще куда-то ехать? Сейчас же иди в дом! Будешь наказана!
Позвонил новой знакомой на следующий день и услышал её тихий, наполненный печалью голос:
— Мы не сможем встречаться.
— Почему? Из-за матери?
— Я не буду ничего объяснять, — Катя повесила трубку и больше не отвечала на звонки.
Спустя месяц Руслан проезжал по пригородному посёлку. Впереди, по тротуару, по ходу движения автомобиля шла девушка. Поравнявшись с ней, узнал в случайной прохожей дочь клиента. Миновав мост, развернул машину. Эмоции, отразившиеся на Катином лице при виде «Форда», не оставляли сомнений в желанности этой непредсказуемой встречи.
— Что ты здесь делаешь? — спросил парень, не скрывая радости.
— В посёлке живёт моя тётя, я у неё в гостях до понедельника.
— Ясно. Может, съездим на речку?
— Согласна!
Другого ответа Руслан не ожидал услышать. Они провели вечер и ночь, сидя в машине на берегу горной реки, слушали музыку и наслаждались непредвиденным рандеву. Шумящие потоки воды, прибрежный песок, густые кроны деревьев вместе с присоединившимися к ним двумя людьми провожали солнце за линию горизонта. Пришедший на смену дневному свету ночной небосвод, густо усыпанный яркими точками, наполнил это место мистическими отблесками и тенями.

— Ты больше не скажешь мне, что мы не можем встречаться?
— Нет, не скажу.
— Даже несмотря на запрет родителей?
— Даже несмотря на него…
В последнюю ночь пребывания у тёти девушка вновь сделалась грустной. Руслан уловил изменение, но выудить, с чем связано её печальное настроение, ему не удалось. Всё прояснилось на следующий день. Вернувшись в город, Катя перестала отвечать на звонки. Проведя несколько вечеров возле её дома, он был вознаграждён — объект ожидания смог незаметно покинуть жилище в разгар празднования чьего-то дня рождения. По Катиному безрадостному лицу текли слёзы. Всхлипывая, она произнесла:
— Прошу тебя, ни о чём не спрашивай. Просто оставь меня в покое, больше не приезжай. Мне так будет легче. У нас ничего не получится.
После этой встречи Руслан впервые решил посетить гадалку. Разложенные карты указали на возможность союза между ним и Екатериной. Только, судя по той же комбинации карт, девушка становилась обречена на несчастливое будущее. Он выполнил просьбу…
По окончании института Руслан уволился со стоянки, продал «Форд» и решил отправиться на поиски работы в Краснодар. Шло время, уехать из города не удавалось по разным причинам. Пристрастился к игровым автоматам. Везение длилось четыре дня подряд, рождая иллюзию о таком бесконечном продолжении. В итоге потерял не только все выигранные деньги, но и значительную часть собственных. Необходимость устройства на работу стала первоочередной задачей. Читая газету, наткнулся на объявление следующего содержания: «Фирме, торгующей бытовой техникой, требуется менеджер по продажам. Заработная плата от 20.000 рублей». Уровень зарплаты вызывал интерес. Договорился о собеседовании и приехал в назначенный час по нужному адресу. Офис, располагавшийся на первом этаже жилого дома, слегка удивил его — единственными предметами внутри помещения оказались стол и два стула. Сидевший за столом парень в костюме представился директором. Оторвавшись от экрана ноутбука, он в общих чертах поведал о фирме и о работе, по сути не сказав ничего, затем предложил пройти стажировку. Руслан согласился. Спустя полчаса потрёпанный «Фиат» нёс его вместе с ещё тремя пассажирами в направлении выезда из города. Преодолев около ста километров, автомобиль остановился в какой-то деревне. Сотрудники фирмы извлекли из багажника чёрные пакеты с неизвестным для Руслана содержимым. Разделившись, разбрелись в разные концы населённого пункта. Стажёра сопровождал так называемый руководитель филиала, Евгений. Он постучал в калитку ближайшего дома, через несколько секунд на пороге появилась женщина средних лет.
— Здравствуйте! — поприветствовал её незнакомец, загадочно улыбаясь.
— Добрый день, — ответила хозяйка, с подозрением глядя на незваных гостей.
Руководитель филиала, иллюстрируя свою речь усиленной жестикуляцией, продолжил:
— Вам сегодня очень сильно повезло! Наша компания Элко проводит в вашей деревне тестирование новейших образцов финской электробытовой техники. И сегодня десять случайных семей получают от нас вот эти замечательные комплекты, — парень указал рукой на пакет.
— Стоимость всех вещей уже оплачена компанией. Я вас поздравляю, приглашайте в дом, будем вручать!
Женщина пыталась отнекиваться, но под напором Жени, пригласила гостей в дом. В жилище представитель фирмы начал по одной доставать коробки. Вытаскивал технику, расписывал её преимущества и уникальность. В итоге перед хозяйкой красовались шесть подарков: утюг, электрочайник, миксер, машинка для стрижки, чайный заварник, электромассажёр. Завершив демонстрацию, руководитель филиала продолжил свой монолог:
— Ещё раз повторяю, стоимость всех этих вещей оплачена нашей компанией. Чтобы приобрести их в магазине вам потребовалось бы около десяти тысяч рублей. Сегодня же вам сильно повезло: мы оставляем здесь этот бесподобный комплект! Взамен от вас необходимо выполнение двух несущественных условий. Первое, сообщить об этих чудесных подарках вашим друзьям, соседям, знакомым. Другими словами — сделать нам рекламу. И второе условие: нужно компенсировать доставку товара из Финляндии в Россию. Сумма составляет всего лишь две тысячи девятьсот девяносто рублей. Поздравляем вас, пользуйтесь!
— Но у меня нет таких денег, — произнесла жительница деревни дрожащим голосом, осознавая, что за «подарки» всё-таки придётся заплатить.
— Подумайте хорошо, такой шанс выпадает раз в жизни, может быть, займёте у соседей?
Женщина не заняла. Предприняв несколько неудачных попыток добиться оплаты, продавец сложил «образцы» назад в пакет. Грязно выругавшись, в сопровождении стажёра он направился к следующему дому. Руслану, лицезревшему спектакль одного актёра, стало противно. Захотелось скорейшего завершения обучающей поездки. К вечеру же, неоднократно всё обдумав, решил: сейчас эта, так называемая работа, единственный способ получения дохода. Утром следующего дня приехал к офису, готовый приступить к «вручению подарков». Коллеги погрузили в багажник продукцию и двинулись в очередное село. Постепенно Руслан втянулся, но где-то внутри он ненавидел и свою «трудовую» деятельность, и себя за участие в лживых представлениях. Обманов присутствовало сразу три. Первый — себестоимость одного комплекта равнялась на самом деле тысяче рублей, а не десяти, как озвучивали «счастливчикам» продавцы. Второй — никто не давал гарантии на товары низкого качества, многие «подарки» приходили в негодность у их новых обладателей практически мгновенно. Третий — технике приписывались несуществующие особенности. Например, часто говорили о способности утюга отстирывать пятна на одежде. Массажёр, со слов «представителей финской компании», вылечивал большинство известных болезней. Выдумывали столько свойств, насколько хватало фантазии. За год «промоутеры» объездили все деревни и города в радиусе ста километров от Майкопа. Люди попадались разные, не раз Руслан удивлялся человеческой доверчивости. Иногда становилось жалко тех, кого он пытался обмануть. Однажды, войдя в калитку двора в очередном селе, позвал хозяев. Не дождавшись ответа, приблизился к дому, постучал. Дёрнул за ручку, дверь медленно распахнулась. И снаружи, и внутри дом выглядел убого. Не услышав никаких звуков в окружающей пустоте, уже собирался вернуться на улицу, как вдруг из комнаты появилась старенькая бабушка.
— Здравствуйте, — поприветствовал её незваный гость.
Старушка тоже поздоровалась.
— Мы проводим рекламную акцию…— выдал стандартную речь.
Хозяйка оказалась понятливой, несмотря на преклонный возраст. Сообразив о необходимости оплаты, она заплакала:
— Ты так на моего внучка похож, я сейчас совсем одна осталась, умерли близкие мои. Денег нет даже на еду, родной ты мой, — слёзы текли по изборождённому морщинами лицу старушки, печаль и боль сквозили в уставших глазах.
Достав наличность из кармана, Руслан положил её на стол и покинул дом. Он шёл, думая о том, сколько таких стариков, да и молодёжи в деревнях нашей необъятной страны. Кто-то скажет: они глупые, ленивые — в наше время можно самому добиться успеха при желании. Нужно развиваться, учиться, идти вверх по карьерной лестнице, начинать свой бизнес. Не получается обрести достаток? Ты сам виноват, только ты… Что-то в этой логике было не так. Умеющих зарабатывать, неважно каким способом, уважают, называют «преуспевающими». Если же ты обычный рабочий — живи впроголодь на копеечную пенсию в полуразрушенном доме. Миллионы людей всю сознательную жизнь трудятся не только для собственного процветания, но и на благо государства, достигнув же пенсионного возраста, остаются у разбитого корыта. Почему слесарь, шахтёр, строитель, занятые тяжёлой деятельностью в течение долгих лет, не имеют возможности достойного существования? Почему средств им порой не хватает даже на самое необходимое? Почему нельзя увеличить заработную плату добросовестно трудящимся гражданам? Разношёрстные экономисты, политологи, финансисты обосновывают неприемлемость этого всякими теориями, заставляя общество свято верить в них. Кто создал эти теории? С какой целью? Для чьего блага они внедряются? И главный вопрос: как человеку, не имеющему крупных денежных запасов, не обладающему властью, эффективно бороться с несправедливостью не только у себя во дворе, офисе, на службе, производстве, но и на государственном уровне?

В другой раз дверь очередной квартиры открыл парень. Смотря на пришедшего недобрым взглядом, выслушал приветствие и пригласил внутрь. В одной из комнат продавец продолжил свой рассказ и демонстрацию чудесных предметов. В это время хозяин, открыв дверцу шкафа, извлёк оттуда пистолет, вполне похожий на настоящий. Вертя его в руке, сел на диван, молча слушая рекламный монолог. Руслан подавил внутреннюю панику, не изменился в лице и закончил презентацию. Видя, что оружие не произвело ожидаемого эффекта, его зловещий обладатель попросил гостя удалиться.
Представители органов правопорядка порой доставляли «промоутеров» в отделы милиции, вменяя задержанным мошенничество. Получив же в подарок чайник, делали вывод об отсутствии состава преступления в действиях ребят.
Однажды, обходя подъезды пятиэтажки города Армавир, Руслан оказался в жилище красивой девушки. Евгения, так её звали, поддавшись уговорам, решила приобрести комплект, но денег не хватало. Тогда он отдал хозяйке утюг, миксер, чайный заварник за половину стоимости. Сделка завершилась чаепитием на кухне. Отставив пустую чашку, продавец поднялся из-за стола. Обувшись в коридоре, потянулся к девушке:
— Прощальный поцелуй, и я ухожу.
— Нет, я же первый раз тебя вижу, — неуверенно произнесла та. Какое-то время она слабо пыталась оттолкнуть Руслана, но вскоре сдалась и, закрыв глаза, приготовилась к поцелую.
— Какой ты наглый, — резюмировала хозяйка, когда гость оторвался от её губ.
— Понравилась ты мне. Скажи номер твоего телефона.
— Что ж, пиши, — немного посомневавшись, Евгения продиктовала сотовый.
На следующий день «финский филиал» вновь посетил Армавир. Ближе к вечеру он позвонил девушке и предложил приехать к ней после работы.
— Приезжай, — согласилась та. — А где ты будешь ночевать?
— На вокзале, — ответил парень с иронией.
Около семи, купив по дороге вина с конфетами, нажал кнопку звонка на пятом этаже. Дверь призывно распахнулась. Расположившись на кухне, вчерашние незнакомцы чудесно провели время до полуночи.
— Уже поздно, наверное, тебе пора, — ехидно улыбаясь, произнесла Евгения в начале первого.
На самом деле она не желала ухода этого, едва известного ей человека. Руслан взял её на руки и отправился в спальню…
Утром ему не понадобилось рано вставать, вместе с коллегами ехать из Майкопа в Армавир, ведь он уже здесь! Жизнь изменилась — теперь днём молодой человек работал в городе, а вечером его отвозили к Евгении. Девушка познакомила парня с шестилетней дочерью, впоследствии привязавшейся к Руслану. Отношения длились полгода, до того момента, когда Женя сообщила о невозможности дальнейших встреч. Без объяснения причин. Понимание пришло позднее: он не мог материально обеспечить ни девушку, ни ребёнка. Переживая разлуку, в очередной раз навестил гадалку. Раскинув карты, та заключила:
— В твоей власти её вернуть, но это не главное сейчас. Я вижу следующее: дороги в Майкопе для тебя закрыты. Если останешься в городе, продолжишь заниматься тем, чем занимаешься, ничего хорошего не жди. Помимо этого ты обременён какой-то серьёзной проблемой. Не урегулируешь — угодишь в казённый дом.
Руслан вспомнил, как в конце осени впустил на порог мужчину в замоченном дождём плаще. Тот оказался представителем военкомата и вручил повестку, обязывающую прибыть на призывной пункт. Он расписался в получении…
— Меня хотят забрать на военную службу. Хотя нет желания идти в армию в двадцать пять лет.
— Советую пересмотреть решение: тебе нужно туда. Вижу ещё, если всё-таки выберешь этот путь, придётся раскошелиться.
Парень не поверил: отдать деньги за «номер» в казарме? Бред какой-то. Платят, чтобы избежать призыва. Никак не наоборот. Такой вариант казался полнейшей чушью.
Две недели размышлял над прогнозами гадалки. В итоге, пересилив себя, явился в военкомат. Там столкнулся с неприятным сюрпризом: на него завели дело по статье «Уклонение от военной службы». Спустя месяц купленный судья вынес приговор: штраф в десять тысяч рублей. Как будто бы дорога в армию освободилась. Военный комиссар же сообщил: в соответствии с законодательством, пока не оплачен судебный штраф, призыв запрещён. В сознании всплыли слова гадалки. Пришлось расстаться с деньгами. Вскоре новобранец приступил к несению службы в богом забытой местности…
Медленно тянулись дни, недели, месяцы. Однажды осенью в часть прибыли офицеры из подмосковной мотострелковой дивизии. Они ходили по подразделениям и предлагали солдатам-срочникам службу по контракту. Руслана заинтересовала альтернатива, его имя включили в список кандидатов. Через некоторое время из штаба прислали распоряжение: перевести военнослужащих, прошедших отбор, в один из полков Таманской дивизии. Фамилия Руслана среди них отсутствовала. Парень решил выяснить причину отказа. Никто из командиров не смог, либо не захотел дать внятные комментарии. Служба в Богучаре продолжилась, снова каждый миновавший день сменялся таким же последующим. Как-то солдат обратил внимание на информационный стенд — такие висят во всех российских казармах. На нём значился почтовый адрес Управления штаба Московского военного округа. Военнослужащим предлагалось писать на него по любым, возникающим в течение службы проблемам. Используя возможность, он попросил раскрыть составляющие его несоответствия критериям контрактника. Отправив письмо, поведал об этом сослуживцам. Никто не поверил даже в факт прочтения, а тем более ответа. По прошествии же двух месяцев штаб Богучарской дивизии получил приказ из Управления МВО, гласящий о переводе Руслана в Тамань для дальнейшего прохождения воинской службы по контракту. И вот уже солдат с офицером сопровождения ехал поездом в сторону Москвы, испытывая чувство глубокого удовлетворения. Новая часть ждала его. Контрактный полк, на девяносто девять процентов укомплектованный вчерашними срочниками, мало чем отличался от обычного полка в плане межличностных отношений, повседневного быта. Но, несмотря на преобладающее количество аналогичных условий, служба в контрактном полку постоянной боевой готовности кардинально разнилась с заключением в полях Богучара. Назначили новоприбывшего на должность старшего стрелка-автоматчика. Почти ежедневно их рота, как и другие, выдвигалась на прилегающие полигоны, где организовывались боевые учения. Контрактники могли не спать сутками, ожидать часами команд на тридцатиградусном морозе, тащить на себе оружие со снаряжением, весившее столько же, сколько они сами. Все эти тяготы компенсировались азартом, вспыхивающим от ощущения обладания оружием, возможности его применения при инсценировке боевых действий.
Отслужив полтора года в Таманской дивизии, решил: пора идти дальше — зарплата солдата-контрактника на тот момент равнялась уровню дохода, например, дворника.

Глава 3

Поселившись на первое время у родной тётки в Подмосковье, занялся своим трудоустройством. По специальности ничего найти не удавалось, никто не хотел брать в фирму человека из провинции без опыта работы в туристической сфере. Деньги кончались, он уже был готов принять любое предложение. Наконец повезло, подвернулась должность торгового агента в компании, обеспечивающей гастрономы столицы продуктами глубокой заморозки. Спустя два года его взяли на предприятие, поставляющее курицу в те же точки. Здесь ему продемонстрировали нечто, свойственное многим нынешним производителям пищевых товаров, стремящихся разбогатеть на обмане покупателей. Основной технологический процесс заключался в следующем: куриные тушки прогонялись по конвейеру, где их накачивали при помощи шприцев раствором неизвестного состава. После этого курица, потяжелевшая в полтора-два раза, направлялась в камеру шоковой заморозки, а оттуда на прилавки.
Дальнейшим местом работы стала компания, специализирующаяся на продаже франшиз магазинов детских развивающих игрушек. Сетью были охвачены более ста городов России. Значительная часть ассортимента представляла собой деревянные игрушки, необходимые для формирования у детей различных навыков, логического мышления, творческого потенциала. Детские товары, позиционируемые как российского производства, на самом деле изготавливались в Китае, и даже не из дерева, а из прессованной бумаги. Затем их доставляли в нашу страну, где упаковывали, снабжали инструкцией на русском языке и логотипом на кириллице. Деятельность в новой организации помогла Руслану раскрыть часть спящего потенциала — взаимодействие с людьми из разных уголков России сделалось для него ключевым направлением. Увеличившийся доход позволил расстаться с тётиной квартирой, парень переехал в Москву. А вскоре реализовалась давняя мечта — стало возможным приобрести автомобиль «Хонда-Аккорд». Работа, более не казавшаяся рутиной, однажды вовсе преподнесла неожиданный сюрприз.
Летним днём, войдя в столовую, Руслан взял поднос с обедом и выбрал свободный столик. В небольшом, обычно немноголюдном помещении кроме него присутствовали трое. Сразу же глазами оценил одну из этих троих — молодую красивую девушку — его будущую жену. Закончив трапезу, она двинулась к выходу. Влекомый как магнитом, бросился следом. Догнал её на лестнице между этажами.
— Здравствуйте, — произнёс с волнением в голосе. — Думал, уже не догоню вас. Разрешите с вами постоять?
— Постойте, — ответила девушка, окинув незваного собеседника равнодушным взглядом. — Зачем же меня догонять?
— Хотел попросить у вас автограф! — выдал свою излюбленную при знакомстве фразу. — Вы так красивы! Как звезда с телеэкрана!
Девушка смущённо улыбнулась.
Руслан достал из кармана ручку с каким-то клочком бумаги, протянул их незнакомке и продолжил:
— Ваш номер телефона не забудьте написать.
Она выполнила просьбу, повинуясь напору парня. В процессе дальнейшего разговора выяснилось: сегодня у Ани, так звали будущую жену, день рождения. Молодой человек поздравил её и подарил мягкую игрушку, позаимствованную из офисного показного стенда. Их встречи сделались ежедневными, благо девушка работала экологом в компании этажом выше. Общение складывалось легко и непринуждённо, у обоих возникло ощущение того, что они очень давно знают друг друга…

***

Двадцать пятое августа. Суббота.
12.00
Наталья двигалась на «Форде-Фокусе» мужа по проспекту Вернандского в сторону Садового кольца. Женщина, практиковавшая частный извоз, в данный момент доставляла очередного клиента в район Хамовники. Тёплый, солнечный августовский день слегка расслаблял, громадные пробки покинули столицу на время выходных. Наталья уже не первый год водила, неплохо справляясь с этим делом. Приподнятое настроение отражалось на лице женщины, её сознание заполнилось мыслями о предстоящем походе в торговый центр.
13.15
Руслан, проснувшись, встал с постели. Сделал зарядку, умылся, позавтракал. В предвкушении многообещающего вечера одевался, поглядывая на стрелки часов. Сегодня он собирался удивить Аню сюрпризом — отвезти её в ресторан, заслуживающий особого внимания из-за своего расположения. А располагался тот на двадцать пятом этаже здания «Российской Академии Наук». Из его окон, судя по описанию, открывался изумительный вид на город, особенно ночью.
Позвонил девушке, которая в этот день работала:
— Привет, трудишься?
— Привет. Да. Быстрее бы время пролетело!
— Как настроение?
— Пока никто не испортил. А ты чем занимаешься?
— Ещё ничем. Встал недавно. Сегодня кое-куда съездим, приготовил тебе сюрприз. Ты во сколько заканчиваешь?
— Сюрприз? Моё настроение только что улучшилось! Приезжай в половину восьмого.
— Хорошо. Позвоню, как приеду.
До вечера оставалось много времени, Руслан решил уделить часть его вопросам клиентов.
13.30
Выполнив заказ, Наталья добралась до ближайшего торгового центра. Припарковала «Форд» и отправилась за покупками, шагая по ступеням с беззаботной лёгкостью. Как истинная женщина, она посетила два десятка бутиков, потратив на поиски желанных товаров не один час. Покидая здание с воодушевлением на лице и несколькими пакетами в руках, таксист в юбке проследовала к стоянке.
15.20
Руслан вышел из дома, сел в машину. Предстояла поездка в другой конец города, в автосервис. Расстояние не смущало, наоборот, он любил кататься по выходным. Уверенно управляя послушной «Хондой», наслаждался движением, поглядывал на проносившиеся за окном улицы и переулки с их столичной архитектурой. Достигнув пункта назначения, передал транспорт в руки мастера. Тот в течение получаса выполнил диагностику. Результаты показали: «Аккорд» в абсолютном порядке.
15.40
Наталья вернулась домой. Пообедав с мужем и детьми, двинулась на поиски новых клиентов.
19.20
Руслан остановился у их общего офисного центра, располагавшегося всего в пяти километрах от сердца столицы. Набрал Анин номер. Слышались гудки, но девушка не взяла трубку. Через несколько минут ещё раз нажал вызов, и вновь никто не ответил. За четверть часа совершил около десяти попыток соединиться — безрезультатно. Сидя в машине, гадал, что могло произойти. Наконец раздался долгожданный звонок. В нетерпении схватил телефон:
— Алло!
— Ты приехал?
— Давно. Ты где?
— В пятиэтажке рядом с работой.
Тон парня изменился:
— Как это понимать?
— Я освободилась рано, мой коллега живет здесь, пригласил меня в гости.
— Почему не отвечала? Уже полчаса тебе звоню!
— Не слышала, телефон в сумке лежал.
Всё существо Руслана наполнилось яростью. Коллегу он знал, знал о стремлении того ухаживать за девушкой, а сейчас она находилась в квартире возможного соперника. Больше всего же взбесил тот факт, что Аня, помня о его скором приезде, вообще пошла к тому домой. Позже выяснилось — разыгранная как по нотам инсценировка делалась с целью заставить будущего мужа ревновать. Но это стало известно спустя сутки, а тогда…
— Выходи быстро! — голос Руслана ничего хорошего не предвещал…
Аня, обидевшись на брошенные в её сторону резкие упрёки, насупилась и молча сидела на пассажирском месте. Попросила отвезти к тёте — та жила неподалёку.
20.20
Наталья с очередным клиентом мчалась по третьему транспортному кольцу. Дни уже становились короче, солнце медленно и неуклонно опускалось к линии горизонта. Женщина подумала о приближающейся осени — дети снова пойдут в школу, нужно ещё успеть до первого сентября купить им вещи, необходимые для занятий.
21.00
Руслан остановился у нужного адреса. Девушка, не говоря ни слова, вышла из машины и вскоре скрылась за углом. Они поссорились. Анюта пыталась убедить парня, что её поступок не подлежит осуждению. Но Руслан считал по-другому. Провожая расстроенную пассию взглядом, он уже не надеялся вновь увидеть её сегодня, всем его существом завладевало чувство потери. Вдруг заметил пакет, оставленный пассажиркой. Забыла? Позвонить, сообщить ей? Пока водитель «Хонды» рассуждал, Аня вернулась, она всего лишь забирала одежду от родственницы. Настроение обоих заметно улучшилось.
— И куда мы едем? — спросила Анюта с энтузиазмом.
— В один ресторан. Уверен, тебе там очень понравится, — он напечатал название в меню навигатора. «Маршрут проложен», — проинформировало устройство, автомобиль тронулся к указанной цели.
21.50
В какой-то момент Руслан сообразил: навигатор ведёт их не туда. Память подтверждала — искомое место располагалось где-то в районе пересечения «третьего кольца» с Ленинским проспектом. «Аккорд» же, движущийся заданным курсом, приближался сейчас к Ленинградскому. Карты в гаджете давно не обновлялись, вероятно, по найденным координатам ранее функционировало предприятие с аналогичным названием. Раздосадованный водитель изменил конечную точку, обозначив её прямо на электронном табло.
22.20
Наталья, высадив клиента на Новом Арбате, направилась в сторону Садового кольца. По дороге захотела выпить чашку кофе, остановилась у какого-то кафе. Уже наползала усталость. Женщина решила: ещё один пассажир и домой, к родным.
22.40
До завершения пути оставалось восемь километров. Аню утомила поездка, растворилось приятное чувство ожидания сюрприза.
— Может, поедем ко мне, закажем пиццу? Посидим, фильм посмотрим.
— Нет, мы доберёмся к этому проклятому ресторану! — Руслан привык добиваться целей, даже незначительных, поэтому он не отступал — желал получить удовлетворение от выполнения «миссии».
22.40
На Садовом кольце Наталья подобрала клиента, стремившегося в Обручевский район. Как раз по соседству с её местом жительства. Покинув «Садовое», женщина повела автомобиль к выезду на Ленинский проспект.
22.50
Два километра от нужного адреса. Руслан, двигаясь в сторону центра, выкатил на «Ленинский» с прилегающей дороги. Навигатор указывал на необходимость разворота.
22.50
«Форд» мчался по Ленинскому проспекту в область, приближаясь к пересечению с «третьим кольцом». Слабая интенсивность транспортного потока делала езду максимально комфортной. Стройные мачты городского освещения, как мистические стражники, высились по обоим краям проезжей части. Разноцветные лампы зданий, расположившихся вдоль проспекта, создавали причудливый калейдоскоп огней. «Ленинский» по праву считался одним из самых красивых проспектов города.
22.52
Руслан, приготовившись развернуться, остановился вторым в кармане на левой полосе. Ожидая включения «стрелки», поглядывал на светофор и обсуждал что-то с Аней.
22.53.15
«Форд» следовал по крайней левой со скоростью около восьмидесяти километров в час. Впереди, вдалеке виднелся светофор, горел «зелёный».
22.53.17
Водитель «Хонды» погрузился в свои мысли — сегодняшние обиды исчезли, по телу распространилось приятное ощущение умиротворения.
22.53.20
«Зелёный» замигал, до светофора оставалось не менее двухсот метров. Наталья, рассчитывая проскочить, прибавила ходу. Стрелка спидометра поползла вверх — девяносто километров в час, сто, сто десять. «Зелёный» мигнул последний раз — загорелся «жёлтый».
22.53.21
Руслан устал высматривать появление разрешающего сигнала, хотелось быстрее оказаться в ресторане, находившемся в двух минутах пути.
22.53.24
Вероятно, она не успеет даже на «жёлтый». Тормозить? Скорость слишком велика… Женщина придавила педаль акселератора ещё сильней. «Красный». На скорости сто двадцать километров в час «Форд» пересёк «стоп-линию»…
22.53.24
Загорелась вымучившая его «стрелка». Не дожидаясь, пока тронется впередистоящий автомобиль, вывернул руль влево, снял ногу с тормоза. Передняя часть «Хонды» начала медленно выезжать на «встречку».
22.53.25
Увидев транспорт, выползающий на разворот, водитель «Форда» в панике попыталась уйти правее, расстояние между машинами резко сокращалось.
22.53.25
Из-за застывшей перед ним иномарки и расслабленного состояния, не замечая приближавшуюся опасность, Руслан продолжил движение.
22.53.26
В эту секунду вероятность столкновения преодолела границу неизбежности. Не хватило лишь пятнадцати сантиметров — «Форд» ударил «Хонду» в переднюю часть правого крыла. Пятнадцать сантиметров фатального пересечения, к которому каждый из двух водителей шёл в течение дня, наполненного цепью случайных, а может, и неслучайных событий…

22.53.34
От удара «Аккорд» развернуло почти на сто восемьдесят градусов. Бампер, левую фару отбросило вперёд метров на тридцать. «Форд» же, столкнувшийся с препятствием, изменил свою траекторию. С крайней левой он пересёк четыре полосы попутного направления, остановившись только на тротуаре, где повредил ещё три припаркованных автомобиля.
Руслан не сразу сообразил, что произошло. Момент аварии вообще не запечатлелся в памяти. Понимание привнёс торчащий перед глазами деформированный капот и неестественный разворот машины. Обратился к Ане:
— С тобой всё в порядке? — одновременно с вопросом осматривал девушку. К счастью, видимых травм на её теле не обнаружил.
— Да, в порядке.
— Ты не ранена?
— Нет, — как-то отрешённо ответила спутница.
Руслан решил дойти до «Форда», по всей вероятности людям в нём требовалась помощь. Он попытался вылезти из салона, но не удалось — удар значительно нарушил геометрию передней части «Хонды», левое переднее крыло сместилось, открыть водительскую дверь стало невозможно. Тогда попросил пассажирку:
— Можешь меня выпустить? Дверь заклинило.
— Да, — промолвила та, не предпринимая никаких действий. Она впала в состояние шока.
Переместившись на заднее сидение, выбрался наружу. Обошёл автомобиль и ужаснулся: развороченная «морда» сделалась как будто бы в два раза короче. По асфальту текли красные ручейки антифриза и синие — жидкости гидроусилителя руля. Обломки раскидало в радиусе тридцати метров по дороге. Поравнявшись с «Фордом», увидел сработавшие «подушки», вокруг уже скопилась толпа людей. Водитель с пассажиром самостоятельно покинули салон до его прихода, никто не пострадал. Вернулся к своей машине. Аня по-прежнему, замерев, глядела куда-то вдаль. Открыл дверь, обнял девушку и погладил её по волосам:
— Всё в порядке, не переживай…
Мелкие, казалось бы незначительные события дня, связанные между собой невидимой нитью, завершились в одной точке, приведя четырёх человек к общему финалу. Финалу, едва не превратившемуся в трагедию. Каковы же настоящие причины подобного стечения обстоятельств? Кто знает…
Авария стала началом изменения отношений между Русланом и Анной, странным образом поспособствовала укреплению их связи. Спустя полгода состоялась церемония бракосочетания…

Глава 4

Он сидел во внедорожнике, следующем по МКАД. Было тёплое, солнечное майское утро. Неинтенсивный поток движения позволял водителю держать скорость около восьмидесяти километров в час. Андрей Николаевич, так звали человека, расположившегося в заднем кресле, служил полковником ФСБ России. Более двадцати лет жизни отдал он особой госструктуре, много всего повидал, но последние годы службы стали самыми напряжёнными. Немало грязи проникало в управление: пришедшие с намерением получить всевозможные привилегии, выгоды; предатели, продавшиеся врагу — сколько их повстречал на своём веку полковник, с первого дня честно выполнявший свой долг перед Родиной. Вместе с другими, такими же, как он, для кого главным приоритетом всегда признавалось обеспечение безопасности государства. Исторически сложилось так, что Россия, граничившая с западной и восточной цивилизациями, постоянно подвергалась поползновениям нападок с обеих сторон, порой слишком жестоким. Если раньше нападения выглядели вполне очевидными, проявляясь в виде грубых физических атак, то в последние десятилетия они сделались более изощрёнными — фальсификация исторических фактов, роли России в событиях минувших лет, внедрение новых «культурных» ценностей, навязывание западной экономической и политической систем, формирование «прогрессивной» модели развития общества, изменение мировоззрения жителей страны. Особенно сильно последствия таких ударов ощущались в крупных городах. Андрей Николаевич, будучи участником невидимой войны, понимал истинную суть неоднозначных процессов, протекающих в России и за её пределами. Понимал: скрытая цель большинства наших «друзей», «союзников» состоит в уничтожении России как автономного государства, в создании на её основе подконтрольной корпорациям сырьевой базы. По мнению полковника, к настоящему времени натиск врага приостановлен, но тому удалось немалого добиться, многие сражения уже проиграны. Не только в России мировая ситуация превращалась в крайне напряжённую, любая провокация была способна вылиться в третью мировую войну. Сейчас от поведения Российской Федерации зависело будущее миллиардов людей. Пассажир внедорожника, походивший в последние годы на выжатый лимон, не позволял себе расслабиться, грамотное использование вверенных ему ресурсов могло существенно повлиять на исход ряда важных начинаний.
Не так давно высокопоставленный офицер с командой подчинённых потерпели сокрушительное поражение в серьёзном расследовании. Многолетние труды оказались напрасными. Осознание собственной беспомощности тяжело давалось обладателю значительной власти. Обуреваемый мрачными мыслями, полковник устремил свой взгляд вдаль, за стекло.
В какой-то момент слева от автомобиля ФСБ проехала «Хонда-Аккорд». Она двигалась со скоростью, слегка превосходящей скорость основного потока. Перестраивалась с одной полосы на другую, выбирая свободные интервалы. Водитель действовал аккуратно и уверенно, никого не «подрезал», не создавал аварийных ситуаций. Человек, управлявший внедорожником, обратил внимание на стиль езды «Аккорда». Усилив давление на педаль акселератора, приступил к маневрированию. Он следовал за японской иномаркой, но не приближался к ней. Погоня протекала с осложнениями — «Джип» не был таким проворным, как «Хонда». Голос сопровождающего вернул пассажира к действительности:
— Андрей Николаевич, кажется, у нас есть ещё один кандидат на роль перевозчика.
— Да? Где? Покажи.
— Вон, метрах в двадцати, справа, «Хонда-Аккорд». Давно слежу за ним. Ничего так.
Несколько минут сидящий в заднем кресле наблюдал за лавирующим впереди «Аккордом». Затем произнёс:
— Хорошо, Олег. Собери мне досье на него.
С трудом настигнув легковушку, водитель внедорожника бросил взгляд в окно, запоминая лицо человека за рулём. Вскоре «Аккорд» ушёл в сторону съезда, «Джип» же продолжил свой путь, увозя в неизвестность мрачные мысли задумчивого старшего офицера.

Глава 5

Настя жила в Москве уже четыре года, перебравшись в столицу из Екатеринбурга сразу после окончания университета. Выросшая в обеспеченной семье, девушка никогда не нуждалась в деньгах. Желая стать самостоятельной, независимой, решила сама пробивать себе дорогу. Неглупая, амбициозная, она быстро устроилась на первое место работы — в крупную производственную компанию на должность специалиста по связям с общественностью. В обязанности входила подготовка докладов, рассказывающих о деятельности организации, её политике и целях, отношении к различным социальным и экономическим проблемам, предложениях по путям их преодоления. Другой задачей являлось раскрытие информации из докладов перед представителями общественности и определённых госструктур. Настя отдавала всё свободное время сложной, но интересной работе. Руководство видело неиссякаемый энтузиазм девушки, прекрасно справлявшейся с большинством полученных заданий. Вскоре такое трудовое рвение начало приносить дивиденды как в финансовом, так и в карьерном плане — спустя год после подписания договора о найме её назначили начальником отдела. А через три года на одной из освещаемых прессой презентаций Настю заметил заместитель генерального директора по развитию корпорации Роспромгаз Михаил Васильевич Иванов. На следующий день ей позвонили и предложили встретиться с высокопоставленным служащим. Молодая карьеристка несказанно обрадовалась — Роспромгаз считался второй по величине российской компанией из сосредоточивших в своих руках национальное достояние в виде энергетических ресурсов. В оговорённое время приблизилась к центральному входу головного здания, возвышающегося неподалёку от Фрунзенской набережной. Тридцатичетырёхэтажное строение, целиком принадлежащее корпорации, впечатляло изысканной архитектурой. Здесь обитал по большей части управляющий персонал. Войдя внутрь и миновав огромные стеклянные двери, Настя поразилась красоте и роскоши, окружившей её. Впервые в жизни она оказалась в фойе, где хотелось остаться навсегда. Направившись к стойке регистрации посетителей, специалист по связям с общественностью сообщила администратору о назначенной встрече. Та доложила о прибытии соискательницы в приёмную заместителя директора. После предложила присесть, подождать, пока за ней спустятся. Через три минуты из-за бесшумно разъехавшихся створок лифта возникла сотрудница компании, поспешившая к Насте. Остановившись напротив, спросила:
— Анастасия?
— Да, — слегка нервничая, ответила девушка.
— Пойдёмте, я провожу вас.
Вместе они проследовали в просторную кабину, рассчитанную на перевозку двадцати человек одновременно. Сопровождающая нажала кнопку тридцать третьего этажа, скоростной лифт мгновенно взмыл вверх. Спустя всего несколько секунд он достиг нужного уровня. Коридор, открывшийся гостье, завораживал своим великолепием не меньше, чем холл. По обеим сторонам его располагались офисы с прозрачными стеклянными панелями. Пройдя в противоположный конец, двое замерли у деревянной двери. Табличка, указывающая на принадлежность кабинета, отсутствовала. Негромко постучав, провожатая повернула дверную ручку. Переступив порог, девушки попали внутрь помещения внушительных размеров. В отличие от остальных на этаже, с деревянными стенами, только лишь наружная была выполнена из толстого оргстекла. Возле неё, за массивным дубовым столом, лицом к вошедшим сидел заместитель генерального директора по развитию.
— Анастасия, — доложила сопровождающая.
— Спасибо, Ольга, вы свободны. Проходите, Анастасия, присаживайтесь, — Михаил Васильевич, поднявшись, направился к гостье, чтобы проводить её к одному из кресел, окружающих стол. Возвратившись, опустился в своё.
Постукивая дорогим карандашом по лакированному дереву, с интересом разглядывая соискательницу, обратился к ней:
— Анастасия, не стану задавать кучу ненужных вопросов. Раз уж вы здесь, значит, у вас есть желание работать в компании. Это понятно. Что касается рекомендации Роспромгазом в моём лице вашей кандидатуры на вакансию руководителя отдела по связям с общественностью, не буду скрывать, видел многие ваши выступления и считаю: специалист вашего уровня идеально нам подходит. А пригласил я вас вот зачем: как вы понимаете, масштабы Роспромгаза огромны. Большинство наших сотрудников, в особенности из аппарата управления, наделяются рядом привилегий, особым статусом в обществе. Корпорация заботится о своих служащих. Покровительство проявляется в разных сферах жизни. Но хочу подчеркнуть — опека имеет место исключительно по отношению к сотрудникам, трудящимся на благо компании. Если результаты вашей деятельности будут способствовать процветанию организации — благодарность Роспромгаза не заставит себя ждать. Также существует оборотная сторона медали. Мы живём в капиталистическом мире, где непозволительны слабость и жалость. Где нужно бороться за достаток. Корпорация должна оберегать себя от всевозможных посягательств на её ресурсы, информацию. Порой защита носит чрезвычайно жёсткий характер — недобросовестные служащие, подвергающие своими действиями угрозе благополучие корпорации, не принявшие заботу, будут попросту раздавлены, деморализованы. Тот человек, против кого компания обратит гнев, уже никогда не сможет почувствовать себя счастливым, не сможет подняться с колен. Мне жаль предавших корпорацию, такие попадались. Никому не пожелаю их участи. Но они сами сделали выбор. Для чего я вам это рассказываю? Лишь для того, чтобы вы отдавали себе отчёт: как непоколебимо наша организация радеет за сотрудников, настолько же она способна стать мстительной. Теперь, Анастасия, мы с вами попрощаемся. Обдумайте, согласны ли вы вступить в ряды Роспромгаза. Завтра я позвоню, узнать ваше решение. У вас есть ко мне какие-то вопросы?
— Нет, вы объяснили всё вполне доходчиво, — выдержав паузу, в задумчивости ответила девушка.
— Тогда до завтра. Искренне надеюсь, что это не последняя наша встреча!
— Я тоже. Спасибо за приглашение, до свидания.
Гостья покинула кабинет и, охваченная противоречивыми мыслями, направилась в сторону лифта.
На следующий день около шести часов вечера из телефона зазвучала привычная мелодия. Входящий номер не определился. Девушка взяла трубку:
— Алло!
— Добрый вечер, Анастасия, это Михаил Васильевич. Звоню вам, как и обещал. Вы приняли решение?
— Здравствуйте, Михаил Васильевич! Да, приняла. Готова через две недели приступить к исполнению обязанностей в компании Роспромгаз.
— Отлично, Анастасия! На самом деле, крайне рад услышать такой ответ! Жду вас через две недели. Приятного вечера!
— До свидания…

Глава 6

Суббота. Альберт Владиславович сидел в комнате за рабочим столом. На его поверхности покоились груды бумаг, различных документов. Мужчина служил судьёй в одном из московских судов. Достигнув сорокашестилетнего возраста, последние восемнадцать лет он занимал должность вершителя правосудия. Работы всегда хватало, часто приходилось засиживаться допоздна на службе, разбирать дела дома, в выходные дни. Жена давно привыкла к такой жизни, с пониманием относилась к деятельности супруга, старалась не создавать лишних помех. Их взрослая дочь уже два года жила отдельно от родителей, поэтому Альберт Владиславович, даже находясь дома, мог полностью сосредоточиться на материалах, требующих внимания. Судья считал себя принципиальным. Он старался не совершать поступков, за которые потом грызла бы совесть. А совесть у него была. Сотни людей, благодарных за вынесение справедливых решений, вспоминали добрым словом этого человека. Не меньшее их количество, наоборот, желали Альберту Владиславовичу самого худшего. Те, кто пытался уйти от ответственности при помощи денег либо знакомств. Но судья не поддавался давлению. За многие годы работы ему неоднократно угрожали, несколько раз избивали, однако негативные события не изменили жизненной позиции мужчины. Случалось, руководство забирало дела, чтобы передать их более сговорчивому служителю Фемиды. Такое произошло всего два раза за многолетнюю практику. Судья подозревал о присутствии невидимого покровителя, создающего условия для максимально эффективной функциональности Альберта Владиславовича.
Сидя за столом, он читал очередной протокол заседания, прошедшего в пятницу, по делу, наверное, одному из главных в его жизни. Называлось оно «Народ Москвы против корпорации Роспромгаз». Слушания по этому делу продолжались в течение последних восьми лет. «Народом Москвы» выступала немногочисленная группа, её состав периодически обновлялся. Как ни странно, ни пресса, ни телевидение не выказывали заинтересованности в освещении процесса, хотя исход того мог повлиять на судьбы не только москвичей, но и всего населения России. Сторону обвинения в суде «Народ Москвы» представляли двое государственных обвинителей, прокуроров Генеральной прокуратуры РФ. Обоих Альберт Владиславович знал достаточно давно, в моральных качествах этих людей судья не сомневался. Роспромгазу вменялся не один десяток преступлений и нарушений. Самыми значимыми, с тяжёлыми последствиями для корпорации в случае доказанности, представлялись следующие обвинения:
— присвоение незаконным способом собственности государства;
— присвоение в корыстных целях народного достояния;
— действия, направленные на разрушение целостности государства;
— осуществление финансовых махинаций, подрывающих экономику государства;
— организация и финансирование локальных войн и вооружённых конфликтов на территории государства;
— подкуп высокопоставленных служащих из различных государственных структур;
— организация убийств государственных служащих, общественных деятелей и отдельных граждан, осуществлявших деятельность, противоречащую политике корпорации…
За те годы, что длился процесс, сменились три прокурора, два судьи (взявшие самоотвод, не выдержавшие давления со стороны Роспромгаза). Материал собирался по крупицам, но его по-прежнему оставалось недостаточно для доказательства серьёзных преступлений корпорации. Всё, чего на данный момент удалось добиться, это вынесение пяти обвинительных приговоров по незначительным эпизодам деятельности компании. Альберт Владиславович прекрасно понимал, насколько трудно и опасно бороться с организацией такого масштаба, как Роспромгаз. Государством внутри государства, со своими законами, финансами, армией, проводящим в жизнь собственную политику, преследующим свои цели. Цели, в которые не входит создание благоприятных условий существования для граждан Российской Федерации. Не так давно сторона обвинения потеряла важного свидетеля, способного, по их мнению, вывести процесс на новый уровень. На вчерашнем заседании слушались показания бывшего сотрудника Роспромгаза. Открыв протокол, Альберт Владиславович начал читать.
Прокурор:
— Представьтесь, пожалуйста.
Свидетель:
— Малышев Виктор Васильевич.
Прокурор:
— Сколько вам полных лет?
Свидетель:
— Сорок четыре года.
Прокурор:
— Ваше гражданство?
Свидетель:
— Российское.
Прокурор:
— Где вы постоянно проживаете?
Свидетель:
— Я проживаю со своей семьёй в городе Москва, по адресу: улица Академика Челомея, дом девяносто восемь, квартира сто шестнадцать.
Прокурор:
— Род вашей деятельности?
Свидетель:
— Последние полгода работаю в компании Ойлстар в должности помощника руководителя отдела взаимодействия с конкурирующими компаниями.
Прокурор:
— Чем вы занимались до этого?
Свидетель:
— Около года был безработным, а до того, как им стал, два с половиной года работал в компании Роспромгаз в должности руководителя проекта.
Прокурор:
— Какого именно проекта? Можете сказать?
Адвокат (представитель Роспромгаза):
— Хочу напомнить вам, уважаемый Виктор Васильевич, в случае разглашения вами коммерческой тайны последствия этого станут для вас самыми суровыми.
Прокурор:
— Протестую, господин судья! Представитель Роспромгаза пытается запугать свидетеля!
Адвокат:
— Я лишь напоминаю господину Малышеву: вступая в должность руководителя проекта в компании Роспромгаз, он подписал документ о неразглашении коммерческой тайны корпорации. А что именно является коммерческой тайной, решать будем мы. Поэтому господину Малышеву рекомендуется быть очень взвешенным в своих высказываниях.
Судья:
— Протест отклонён, продолжайте, господин прокурор.
Прокурор:
— Повторю вопрос. Виктор Васильевич, каким именно проектом вы руководили?
Свидетель:
— Назывался этот проект «Монополия». Его целью, прописанной на бумаге, значилось завоевание максимального сегмента рынка АЗС, автозаправочных станций. Но, как я понял позже, эта цель существовала лишь на бумаге, якобы одна из очевидных частей стратегии компании.
Прокурор:
— Какие же истинные цели были у проекта?
Адвокат:
— Протестую! Господин государственный обвинитель пытается выдать личное мнение свидетеля за доказанный факт!
Прокурор:
— Я не пытаюсь сделать то, о чём вы говорите, господин защитник. Хочу только услышать мнение специалиста, находящегося в здравом рассудке. Специалиста, не один год проработавшего в компании. Считаю, его выводы помогут более полно увидеть и оценить некоторые результаты деятельности компании.
Судья:
— Протест отклонён. Можете отвечать на вопрос, свидетель.
Свидетель:
— Наш отдел занимался банкротством мелких и средних компаний, владеющих АЗС. Мы использовали разные методы, в итоге выбрали два основных. Первый состоял в следующем: поблизости от АЗС, требующей закрытия, возводилась наша. Строительство проводилось невзирая ни на какие затраты. Устанавливались цены в разы ниже рыночных, заставлявшие неугодную АЗС, не выдерживающую конкуренции, прекращать работу. В других случаях тратились огромные деньги на представителей инспектирующих органов. Задачей последних было принудительным образом подвести владельца АЗС к решению о её продаже посредством постоянных проверок, необоснованных придирок, штрафов.
Схема действовала безотказно в течение всего времени моего пребывания в Роспромгазе, она сейчас также действует. Однажды я обратил внимание на факт, показавшийся и моим коллегам очень странным — после того, как мы приобретали обанкроченные либо закрытые с нашей помощью АЗС, многие из них не запускались повторно. Мне, как экономисту, это не давало покоя, ведь практически всегда на заполучение АЗС конкурентов уходили немалые суммы. Вполне логичным выглядел бы повторный запуск станции под нашей вывеской. Мы обеспечили бы возврат потраченных средств. Часто заправки покупались «в расцвете сил», полностью готовые к работе. Когда я адресовывал руководству вопросы, тревожившие меня, получал совет «не совать нос не в своё дело». Через два года я начал понимать, что к чему. Почему АЗС не запускаются повторно, для чего они закрываются. Неоднократно ко мне в руки попадали документы, свидетельствующие о тесном сотрудничестве крупнейших российских энергетических компаний. Расширение сети автозаправочных станций не считается у них приоритетным направлением. Главное — устранить конкурентов, не входящих в «энергетическую семью». В принципе уничтожив саму вероятность рождения таких конкурентов. Войти в «семью» невозможно, она давно сформирована, ей не нужны новые члены. Основная их цель — постоянный рост цен на ГСМ, горюче-смазочные материалы. Рост, ничем фактически не обусловленный, опережающий в разы повышение доходов населения. Никем не контролируемый. Разговоры о зависимости стоимости бензина от влияния разных факторов — от того, этого, пятого, десятого; от того, какая погода сейчас в Зимбабве — всё это «вода». Ложь, созданная для оправдания непомерной алчности, утоления жажды власти. Люди чувствуют обман, только объяснить, доказать не могут. Мы же с вами не являемся «знатоками тенденций на нефтяных рынках» или почётными «аналитиками» телеканала РБК. Они принимают народ за деревенского простачка, неспособного даже приблизиться к их мере понимания «законов экономики», знанию индексов РТС, СМС, ПМС и всякой другой чуши, существующей лишь для того, чтобы дурачить нас с вами, — свидетель замолчал, удручённо опустив голову.
Адвокат:
— А вы доказать можете? Господин Малышев? Мы услышали ваши объяснения. Доказать можете? Есть ли у вас какие-либо документы, подтверждающие хотя бы самую малую часть из сказанного вами?
Свидетель:
— Вы прекрасно знаете — сотрудники службы безопасности Роспромгаза обшарили мою квартиру, дачу сверху донизу, изъяли или уничтожили всё, хоть отдалённо могущее иметь отношение к работе в корпорации.
Адвокат:
— На самом деле для меня это новость, господин свидетель. Кстати, тоже без доказательств.
Судья:
— Вы можете представить какие-либо доказательства, подтверждающие ваши показания, свидетель?
Свидетель:
— Нет, господин судья, кроме моих слов у меня нет никаких доказательств.
Судья:
— У какой-либо из сторон есть ещё вопросы к свидетелю?
Прокурор:
— Нет, господин судья.
Адвокат:
— Нет, господин судья.
Судья:
— Свидетель, вы свободны. Следующее заседание состоится…
Альберт Владиславович перевернул страницу. Да, действительно, обман чувствовал и он, осталось всего лишь доказать…

Глава 7

В дверь кабинета Андрея Николаевича постучали:
— Входите, — подняв голову, произнёс полковник.
В проёме возникла фигура Олега с зажатой в руках папкой внушительных размеров.
— Здравия желаю, товарищ полковник. Собрали досье на водителя.
— Отлично, оперативно. Давай его сюда.
Приблизившись к столу, Олег передал бумаги начальнику.
— Сам что думаешь? — спросил тот.
— Думаю, подойдёт. Среднестатистический гражданин.
— Ладно, спасибо, Олег, почитаю, потом свяжусь с тобой.
Поняв, что в его присутствии более нет необходимости, капитан покинул кабинет.
Оставшись один, полковник открыл папку и погрузился в чтение. Когда он закончил, за окном уже стемнело. Посидев несколько минут, давая глазам отдохнуть, Андрей Николаевич взял сотовый, набрал номер подчинённого:
— Олег, добрый вечер, не помешал?
— Нет, товарищ полковник, слушаю вас.
— Согласен, этот человек нас устроит. Что делать ты знаешь. Жду результата на следующей неделе.
— Понял, будет сделано…

***

Около трёх часов дня Руслан спустился на лифте на первый этаж. Выйдя из офисного здания, пошёл к машине, стоявшей метрах в тридцати от входа. По дороге заметил, как из припаркованного неподалёку чёрного «БМВ» возник мужчина, направившийся в ту же сторону, куда двигался и он сам. Оба одновременно достигли «Хонды», остановились, глядя друг на друга. Незнакомец, засунув руку во внутренний карман пиджака, извлёк оттуда удостоверение в красной обложке.
— Здравствуйте, Руслан Александрович, — произнёс тот, раскрыв документ.
«Рогов Олег Владимирович, капитан Федеральной Службы Безопасности Российской Федерации», — прочитал Руслан. В голове сразу же понеслись соображения: «Что я мог нарушить такого? Зачем я ФСБ? Из ФСБ ли он на самом деле? Может, мошенник какой-то?» Дальнейший поток мыслей прервал голос капитана:
— Вы не сделали ничего противозаконного, такого, чем могли бы заинтересовать нашу службу, хочу вас успокоить. Прошу уделить мне около получаса вашего времени. У ФСБ есть предложение к вам. Не против, выслушать меня?
— Нет, не против, — медленно ответил слегка шокированный Руслан.
— Только не здесь, давайте зайдём в кафе. Посидим, кофе выпьем. Неподалёку есть неплохое, — предложил Олег.
— Да, пойдёмте, — согласился напрягшийся владелец «Хонды».
Двое направились к заведению, располагавшемуся метрах в двухстах дальше по улице.
«Что за предложение может быть?» — шагая по брусчатке, задавался вопросом Руслан. «Согласится или нет?» — думал эфэсбэшник.
Вот и кафе. Выбрали столик, присели. Подошедшая с блокнотом официантка вопросительно переводила взгляд с одного гостя на другого.
— Капучино, пожалуйста, — сделал заказ Руслан.
— Мне тоже, — добавил Олег.
Кивнув в подтверждение, девушка тихо удалилась. Незнакомец же обратился к насторожившемуся собеседнику:
— Руслан Александрович, наша служба давно за вами наблюдает, даже скажу больше: мы изучили вашу биографию. Наверное, не ошибусь, если спрошу — для вас существуют такие понятия, как Родина, совесть, порядочность?
Ожидая какой-то подвох в вопросе, выдержав паузу, молодой человек осторожно ответил:
— Да, существуют. Думаю, они существуют не только для меня, но и для большинства соотечественников.
— Я тоже в этом уверен, — продолжил эфэсбэшник. — Суть предложения такова: периодически у нашей структуры возникает потребность в услугах людей, не являющихся официально служащими ФСБ, нигде не засвеченных. Это страховка на случай утечки информации. Вашей задачей, если согласитесь на роль негласного помощника, станет перевозка и укрытие свидетелей, тех, кому до завершения суда угрожает опасность. Алгоритм действий следующий: в назначенное время забираете человека. Доставляете его в место, безопасное по вашему мнению — в отель, на съёмную квартиру, но только не к родственникам, друзьям или знакомым. Куда вы направитесь, никто не должен знать, даже мы. Никаких звонков, интернета, чего-либо, способного вывести на ваш след. Привозите свидетеля в заранее оговорённый день и час к зданию суда, где состоятся слушания. Там вас встречают мои коллеги.
Переваривая услышанное, Руслан спросил:
— А сколько времени необходимо укрывать свидетелей?
— Точного периода назвать не могу — от суток до нескольких месяцев. Зависит от сложности ситуации.
— Если вы готовили досье на меня, то в курсе — я живу не один. Что я жене скажу?
— Это уже ваша проблема.
Минуту над столом витала тишина. Нарушив её, снова заговорил капитан:
— На тот случай, если изъявите желание с нами сотрудничать — в течение трёх месяцев вам потребуется пройти ускоренное обучение в нашей школе. Вам выдадут удостоверение, не сотрудника ФСБ, но предъявителю документа обязаны оказывать содействие ФСБ, МВД, ГИБДД и другие службы. Попытаетесь воспользоваться им в личных целях — от вас открестятся. Как часто мы будем прибегать к вашим услугам, прогнозов сделать не в силах — может быть, каждый месяц, возможно, раз в год. Есть ещё какие-то вопросы?
— Каков срок принятия решения?
— Два дня.
На самом деле капитан слукавил, временные рамки для ответа отсутствовали, он попросту не хотел затягивать.
— Как мне связаться с вами?
— Оставлю свой номер телефона, — достав из кармана записную книжку, Олег вырвал оттуда лист. Написал на нём десять цифр и протянул собеседнику. Затем поднялся из-за стола со словами:
— Благодарю, что согласились меня выслушать. Теперь мне пора идти!
Завершив прощание рукопожатием, капитан направился к выходу.
Оставшийся в кафе Руслан, допивая капучино, заново прокручивал в голове состоявшийся разговор.
Вечером, вернувшись домой, поведал Анюте о странной встрече.
— Что скажешь? — спросил жену по окончании рассказа.
Та ответила в задумчивости:
— Во-первых, это опасно. Во-вторых, естественно, мне не понравится, если ты месяцами будешь пропадать неизвестно где, неизвестно с кем. Но если тебе по душе предложение, я тебя поддержу. Главное, чтобы ты сам этого хотел. Уже решил?
— Хочу принять его. Перед тем, как дать согласие, мне важно было узнать твоё мнение…
Ещё раз всё обдумал: ущерба работе новая деятельность принести вряд ли могла. Единственное, чего он боялся, как супруга воспримет его длительное отсутствие, если таковое понадобится. На следующий день набрал номер эфэсбэшника:
— Здравствуйте, Олег Владимирович, удобно говорить?
— Добрый день, Руслан Александрович, да, вполне.
— Я согласен принять ваше предложение.
— Отлично. Тогда предлагаю встретиться сегодня в том же кафе, обсудить детали.
— Во сколько?
— Через час сможете там быть?
— Да. Буду.
В назначенное время двое сидели за тем же столиком, что и вчера. Говорил Олег:
— План действий такой: в течение трёх месяцев вам нужно закрепить необходимый минимум знаний, усвоить ряд навыков, призванных способствовать успешному выполнению будущих заданий. Вот телефон для связи со мной, — капитан положил на стол дешёвую трубку, — звонить мне только с этого телефона, больше никому с него не звонить. С текущего момента вы должны понимать: всё очень серьёзно. Если что-то пойдёт не так, если случится утечка, вы можете погибнуть на первом же сопровождении. Это ясно? Не передумали? — в голосе эфэсбэшника появилась жёсткость.
Ощутив забытую атмосферу армии, Руслан ответил:
— Ясно. Не передумал.
— Хорошо. Обучение будет проходить по этому адресу, — Олег достал из кармана клочок бумаги с написанной на нём короткой строчкой. Протянул его собеседнику:
— Запомните адрес, бумажку выбросите. Послезавтра в девять часов утра будьте там. Найдёте в стене дверь, — на стол легла фотография с запечатлённой на ней металлической дверью зелёного цвета с кованым козырьком.
— Позвоните в звонок домофона, у вас спросят цель визита. Вот ваша цель визита на послезавтра, — капитан передал Руслану ещё один клочок с записью.
Развернув его, парень прочёл: «Я от Владимира Яковлевича. Пришёл настроить пианино». Эфэсбэшник продолжил:
— Ежедневно цель визита меняется. Занятия длятся до шести вечера, четыре дня в неделю. Запрещается приезжать по указанному адресу на автомобиле, только общественный транспорт. Запрещается иметь с собой любые электронные устройства, кроме телефона, который я вам дал. Вопросы?
— Нет вопросов.
— Тогда ждём вас послезавтра. Успехов на обучении, — Олег снова встал первым из-за стола и попрощался.

***

Вечером Руслан сообщил Ане новость:
— Послезавтра начинаются занятия.
Известие не вызвало у девушки большой радости:
— Шпионом, значит, станешь. Дома будешь хоть раз в месяц появляться?
— Не паникуй, по времени это как обычный рабочий день.
— Ага, только теперь нельзя ни звонить тебе, ни писать. Ты, наверное, доволен — ведь я не смогу тебя доставать. Или скажешь, что на обучении, а сам к какой-нибудь девчонке поедешь.
— Милая, ты же знаешь, кроме тебя мне никто не нужен.
— Правда?
— Конечно, правда, — обняв жену, Руслан поцеловал её.
Они ещё долго сидели вместе, устремив взоры во тьму за окном, думая о будущих сюрпризах судьбы.

***

Без труда найдя объект с фотографии, нажал кнопку домофона. Тот сразу же ожил:
— Цель визита?
— Я от Владимира Яковлевича. Пришёл настроить пианино.
Несколько секунд ничего не происходило, затем раздался щелчок сработавшего замка. Дёрнул за ручку, дверь отворилась. Переступив порог, закрыл её за собой, огляделся — перед глазами предстал обычный подъезд. Стены, крашеные снизу до середины в зелёный цвет, от середины до потолка — в белый. Лестница, ведущая на второй этаж. Металлические почтовые ящики, деревянные, растрескавшиеся от старости перила. Окон не было, тусклый свет пробивался из покрытой пылью лампочки, висевшей под потолком. В подъезде стояла мёртвая тишина. Спустя минуту донёсся скрип открывшейся где-то наверху двери. Зазвучали шаги: кто-то спускался вниз. Вскоре Руслан увидел парня лет тридцати пяти. Ничего особенного в его облике он не заметил (за исключением наплечной кобуры с торчащей рукоятью пистолета): среднего телосложения, короткая стрижка, брюки, рубашка с коротким рукавом, туфли. Остановившись, незнакомец осмотрел гостя пронизывающим взглядом, затем бросил:
— Пойдём.
Вдвоём поднялись на третий этаж. Здесь человек с пистолетом направился к одной из четырёх дверей. Достал из кармана связку ключей, открыл замки. Распахнув дверь, сделал шаг в неизвестность. Махнул рукой спутнику, предлагая следовать за ним. Пока сопровождающий запирался изнутри, Руслан изучал обстановку. Он попал в коридор обыкновенной квартиры, судя по всему жилой. На вешалке верхняя одежда — женская, мужская. Несколько пар обуви на полу. Зеркало, шкафы, ковёр.
— Пойдём, — снова произнёс немногословный проводник, двинувшись к комнате справа.
Помещение походило на гостиную: большой сервант, на потолке внушительных размеров люстра советских времён, длинный диван вдоль одной из стен. На противоположной от него стороне современный плоский телевизор с диагональю метра полтора. Кресла, журнальный столик с раскиданными на нём газетами, поверх которых покоились чьи-то очки. Сопровождающий приблизился к одному из массивных шкафов, потянул на себя обе дверцы: внутреннее пространство полностью занимала висящая на плечиках одежда. Руками разделил её на две равные части, толкнул в обратные от середины концы. Достав из кармана аккуратный пластиковый прямоугольник — электронный ключ, приложил его куда-то внизу задней стенки, та бесшумно отъехала, обнажив сквозной проём.
— Прошу, — провожатый жестом указал Руслану направление движения. Миновав необычную арку, двое остановились в уходящем вдаль бетонном коридоре. Прикрученные к потолку через одинаковые интервалы лампы в железных абажурах освещали его ярким светом. Сопровождающий, закрыв дверцы шкафа, соединил одежду, вернул на место заднюю стенку. В очередной раз произнёс:
— Идём.
Пройдя несколько ответвлений, свернув направо, они упёрлись в тупик с лифтом. Дверные панели гостеприимно разъехались спустя три секунды после нажатия кнопки вызова. Лифт доставил двух человек куда-то вниз. Покинув кабину, попали в коридор, очень сильно похожий на тот, по какому недавно шагали, только в стенах нового коридора виднелись двери. К одной из них и поспешил вооружённый незнакомец со своим спутником. Отворив её, пропустив Руслана вперёд, вошёл следом. Помещение напоминало библиотеку — вдоль стен высились стеллажи, заставленные книгами, в центре стояли два деревянных стола. За ближним к входу, в кресле, лицом к гостям, сидел человек преклонного возраста. Перед ним возвышались стопки книг, каких-то старых тетрадей. Услышав шаги, он отложил из рук читаемое произведение. Подняв голову, обратился к сопровождающему:
— Спасибо, Максим, можешь заниматься дальше.
Максим кивнул и, развернувшись, покинул комнату.
— Здравствуйте, Руслан, присаживайтесь, пожалуйста, — хозяин «библиотеки» указал на кресло за вторым столом.
— Добрый день, спасибо, — ответил парень. Пройдя к креслу, опустился в него.
Пожилой мужчина около минуты, молча, изучал взглядом сидящего напротив, затем заговорил:
— Меня зовут Виктор Владиславович. Я буду заниматься с вами идеологической, мотивационной и информационной подготовкой. Никаких прелюдий делать не стану, ни к чему это, начнём прямо сейчас. Вам удобно? Может, что-то тревожит? Не хочу, чтобы вы отвлекались, ваше внимание должно быть полностью сфокусировано на нашей беседе.
— Нет, не беспокойтесь, готов вас слушать.
— Хорошо. Тогда первый вопрос: какое одно из самых необходимых, а, возможно, важнейшее условие существования отдельного человека, общества, государства в целом? По вашему мнению?
Задумавшийся гость ответил не сразу:
— Безопасность, мне кажется.
— Почему вы так считаете? Можете пояснить?
— Попробую. Если вы не чувствуете себя в безопасности… даже нет, не так: когда вам угрожает опасность — остальное откатывается на второй план. Простой пример: если ваша жизнь или здоровье под угрозой, и угроза эта вполне реальная, становится не важным, сколько денег на ваших счетах, на чём вы ездите, снимаете ли вы койку в общежитии или живёте на вершине небоскрёба, дворником работаете или банкиром. Одна пуля, выпущенная в вашу голову, делает всё это несущественным. Существенным признаётся лишь то, что поможет сохранить вашу жизнь. Подобная данность применима, думаю, как к отдельному человеку, так и к обществу, государству.
Руслан умолк, молчал некоторое время и его собеседник. Вскоре последовал его ответ:
— Ваше мнение разделят многие сотрудники нашей службы. Ещё вы должны знать следующее: в мои цели не входит навязать вам какую-либо концепцию, теорию. Я постараюсь раскрыть суть того, для чего мы здесь объединились, каких результатов пытаемся достичь. Примете вы это или нет, решать только вам. И помните: завершится обучение, настанет момент, когда в ваших руках окажется жизнь человека. Жизнь, находящаяся под угрозой. А от вас будет зависеть, преодолеет ли свидетель критический период.
Теперь вернёмся к безопасности. Сложное понятие, требующее серьёзного рассмотрения. Наши аналитики придерживаются определенной классификации её уровней, где шестой — физическая безопасность. Самое простое. Что есть война, люди понимают достаточно хорошо. Риск физического уничтожения, заставляющий государства создавать обученные армии, оружие, сооружения для защиты от потенциального врага. Для борьбы с неадекватными согражданами существуют внутренние органы правопорядка. Но как мы наблюдаем в сегодняшней действительности — не все страны готовы защитить себя от воинственных соседей. Способные же противостоять внешней агрессии не в силах, несмотря на видимое могущество, оберегать в полной мере своих граждан от преступников внутри границ. Почему же так получается? Для меня и многих моих коллег ответ вполне очевиден: необходимо уметь предотвращать преступления, а не бороться с их последствиями. Чтобы же научиться предотвращать, в первую очередь требуется трансформировать социум до такого состояния, когда нарушение законов, норм морали не сможет находить благодатной почвы для развития. Но об этом поговорим чуть позже.
Пятый уровень. Безопасность мышления, в смысле защищённости от химических веществ, влияющих на мозговую деятельность, да и на весь организм в целом. Сигареты, алкоголь, наркотики (лёгкие и тяжёлые), психотропные средства. В общем, препараты, дезорганизующие работу центральной нервной системы, вызывающие необратимые изменения в её структуре. Тема эта избитая. Курильщики знают, что вредят себе, но всё равно курят, пока органы жизнеспособны, наркоманы колются, алкоголики пьют. Табачные компании, компании, производящие алкоголь, наркоторговцы снабжают нас этим добром, зарабатывая миллиарды. Можно долго обсуждать, является ли перечисленное оружием или не является, но факт остаётся фактом — употребляя подобное, человек разрушает свой организм, причём собственными руками. Совершает преступления под воздействием этих веществ, чего после не помнит, и в здравом рассудке не сделал бы — факт. Оружие это или нет, пусть каждый сам для себя решает, в меру своего понимания. Мы для себя решили. Но наша служба не просто группа людей — мы ответственны за сохранность жизней граждан, поэтому наши решения распространяются не только на нас, а и на тех, у кого другое мнение.
Четвёртый уровень. Экономическая безопасность. По отношению к отдельному индивидууму: если вы лишаетесь средств к существованию, то возникает и растёт вероятность вашей смерти от голода, болезней, замерзания зимой на улице. По отношению к государству: итогом отсутствия экономического благополучия неизбежно станут беспорядки, всплеск преступности, гражданская война, попадание в зависимость от экономически более сильных стран. Деньги сами по себе, в чистом виде, никем в качестве вооружения не классифицируются. Они всего лишь средство обеспечения обмена различными товарами среди членов общества. Но с ростом численности населения, темпов производства, особенно в двадцатом веке, а также с отменой «золотого стандарта», появлением электронных денежных единиц — неким группам людей удаётся убедить большую часть жителей планеты в том, что деньги ценнее любого продукта. Хотя очевидно, например, если вы находитесь в пустыне с фляжкой воды, стоящей копейки, то у вас гораздо больше шансов выжить, чем у человека с мешком долларов. На протяжении последних десятилетий с постоянной периодичностью рождаются так называемые «профессии», позволяющие получать сверхдоходы, не занимаясь традиционным трудом; деятелей же таких сфер общепринято называть «успешными». Множество «экспертов» сочиняют псевдонаучные теории, объясняющие простым смертным намеренно сложным языком, почему доллар оценивается в пятьдесят рублей, а не наоборот. Почему в стране с гигантскими запасами нефти бензин продаётся дороже, чем в государствах, где её вообще нет; почему учителю нельзя увеличить зарплату вдвое и так далее. Эти «эксперты» очень сильно удивляются, когда кто-то не понимает или не соглашается с «доступными истинами», заложенными в их теориях. Но за всей словесной мишурой, не привлекая внимания, растворившись в армиях помощников, стоят личности, управляющие финансовыми потоками. Они утверждают размеры денежных эмиссий, регулируют стоимость той или иной валюты. Уже не секрет, что Центральный банк Российской Федерации, Федеральная Резервная Система США — являются независимыми от государства структурами. К сожалению, в нашем огромном мире, где граждане сосредоточены на собственных проблемах, никому нет дела до подобной «экономики», существующей лишь для научно обоснованного оправдания долгового рабства как отдельных индивидуумов, так и целых стран перед финансовыми организациями.
Третий уровень. Идеологическая безопасность. На основании идеологий, убеждений формируются связи внутри общества. Члены социума вправе придерживаться кардинально противоположных теорий о правилах взаимоотношений между ними. Неприятие взглядов оппонентов неизбежно приведёт к кризису, вполне способному проявиться в гражданской войне. Сколь много программ жизнеустройства ни пропагандировалось бы в государстве, правительство не в состоянии отдать предпочтение одновременно двум или нескольким из них. Конечно, путь развития можно изменить, но в каждый момент времени он только один. Выбор нового направления обычно влечёт риск наступления тяжёлых последствий. Идеологии не возникают сами собой. Их создают конкретные люди, с конкретными целями. Часто реальные цели значительно отличаются от провозглашаемых массам. Нет хороших или плохих учений. Есть дарующие расцвет, укрепляющие единство, а есть разрушающие страну, причём вред не всегда очевиден. Идея сильнее летального оружия — она может передаваться из поколения в поколение, веками владеть умами приверженцев. Идея сильнее денег — фанатиком может стать как нищий, так и олигарх.
Второй уровень. Историческая безопасность. Память о былом, хранимая в сознании и на материальных носителях. Не помнящие своего прошлого, не построят и полноценного будущего. Любой дом должен иметь фундамент, а фундамент России — это свершения ушедших поколений. Никто из ныне живущих не присутствовал при событиях пятьсот-тысячелетней давности. Учёные стараются максимально точно воссоздать хронологию минувших веков, используя доступные им инструменты. Но безнравственные деятели науки в стремлении наделить свои народы мнимыми заслугами практикуют искажение, подтасовку исторических фактов. И тогда потомки тех, кто пытался восстановить справедливость, представляются в образе потомков преступников, не заслуживающих достойной жизни. Ключевые фрагменты российской истории требуют запечатления в памяти навечно. Их нужно беречь, передавать от старших к младшим. Наши дети обязаны знать и понимать: ЧТО сделали предки для нас, КАК они жили, и ЧТО делать нам для сохранения и преумножения оставленного ими наследия.
И первый уровень. Он достаточно прост. Я называю его — мировоззренческий. Это ядро человеческой сущности. Основополагающие правила, определяющие отношение к соплеменникам, соседям, окружающей реальности. Они устанавливаются и регламентируются, во-первых, на генном плане — информацией, принятой от родителей. Во-вторых, в процессе развития личности, при соприкосновении, взаимодействии с внешним миром, его представителями, а также под влиянием книг, учебных пособий. Исходя же из всех данных, сложенных воедино, мы возводим грани дозволенного и по мере возможностей пытаемся привести окружающий мир в соответствие с нашим видением. Вопрос в том, каковы истинные цели индивидов, не только придерживающихся внутренних законов, но и обладающих властью установить своё мировоззрение главенствующим. И приемлемо ли оно для большинства членов общества. Думаю, ни один здравомыслящий человек не согласится жить по чуждым ему канонам добровольно.
Пока Руслан переваривал услышанное, его собеседник продолжал:
— Здесь ещё важно понимать: если вы проиграли на любом из высоких уровней, победы, одержанные на более низких — бесполезны. Избавлять от насморка пациента с больным сердцем, зная, что оно через несколько часов остановится — бессмысленно.
Люди так устроены — прежде всего заботятся о собственном благополучии, о благополучии семьи. Упуская простую истину: благополучие начинается с безопасности. И если социум оставляет без внимания задачи обеспечения защиты по всем вышеперечисленным уровням, то рано или поздно придётся расплачиваться за это. Расплачиваться всем — депутатам, дворникам, бизнесменам, шахтёрам.
По безопасности у меня всё. Вопросы?
— Вопросов нет, — в задумчивости ответил слушатель.
— Значит, двигаемся дальше. Наша структура, к сожалению, не в состоянии уберечь граждан от полного объёма существующих угроз. Мы не принимаем участия в формировании мировоззрения, не пишем учебники по истории, не создаём идеологии. Лишь боремся с преступниками, врагами государства, часть из которых владеет значительными ресурсами. Используя доступный спектр инструментов, отражаем атаки недоброжелателей. Они же, в свою очередь, стараются защититься от нас. Наверное, эта война не закончится никогда. У них нет принадлежности к одной, определённой сфере деятельности, компании, структуре, национальности, государству. Мы ищем их повсюду, пресекая вред, наносимый или планируемый к нанесению ими нашей стране.
Есть ещё нечто важное в сегодняшней действительности: в двадцатом веке процесс обмена информацией, открытия передовых технологий в разных областях знаний ускорился в сотни, тысячи раз по сравнению с предыдущими столетиями. Такое явление образует некий хаос, скрывающий в своих недрах всевозможных упырей, питающихся человеческим простодушием и доверчивостью. Утрачивают актуальность многие ненужные более законы социальной жизни. Новые, соответствующие времени, внедряются чрезвычайно медленно. Модификация старых, применение их — терпит фиаско. В конце концов, либо мы обретём понимание необходимости строительства общества будущего, либо наш мир попросту самоуничтожится, не выдержав подобного испытания…
Они ещё долго говорили на разные темы. Без десяти шесть вечера Виктор Владиславович вызвал Максима, проводившего гостя на улицу.
Следующим утром тот снова стоял у зелёной двери. Максим отвёл его в кабинет наставника.
— Сегодня обсудим то, чем придётся заниматься непосредственно вам, — поздоровавшись, начал хозяин «библиотеки».
— Как вы помните, вашей работой станет укрытие свидетелей, тех, кто в опасности, пока они на виду. Вы не единственный, существует целая группа людей, выполняющих подобные миссии. Мы дорожим каждым из них. Скажу честно, случались трагедии: погибали и свидетели, и оберегавшие их. Наша задача обеспечить вашу безопасность, а ваша — безопасность свидетеля. Для обеспечения вашей защиты со стороны ФСБ принимаются максимальные меры — о вас знают единицы наших сотрудников, мы изымаем информацию о вашей личности из банков данных, сводя до минимума возможность провала. Вас снабдят специальным удостоверением, оружием. Научитесь определять наличие слежки. На период укрытия свидетеля выдаётся достаточное количество денежных средств. Запрещается связываться каким-либо образом с друзьями, родителями, родственниками, знакомыми. Ваш автомобиль будет ежемесячно подвергаться техническому осмотру и обслуживанию нашими специалистами, в нём установят датчик GPS…

***

Прошёл месяц. Наступило последнее теоретическое занятие. Ближе к шести, когда настало время прощаться, Виктор Владиславович подошёл к ученику и произнёс:
— Что ж, Руслан, я передал вам немало полезного материала, надеюсь, хотя бы доля его вам пригодится. До свидания, и удачи!
Обменялись рукопожатиями. Спустя минуту, возникший в комнате Максим сопроводил парня к выходу.
На следующий день он повёл Романа дальше по коридору, минуя привычную дверь. Сделав несколько поворотов, остановились у нужного дверного проёма. Вдвоём шагнули в помещение внушительных размеров. Одну половину того оккупировали тренажёры, другая была размечена для бега по периметру с борцовским ковром в центре. К Роману приблизился мужчина средних лет, крепкого телосложения, одетый в спортивный костюм:
— Здравствуйте, уважаемый. Думаю, объяснять ничего не требуется. Зовут меня Артём. В Джеки Чана тебя превратить не обещаю, а необходимый минимум постараюсь закрепить. Занимался чем-нибудь?
— Дзюдо два года, только очень давно.
— Ясно. Переоденься, — тренер указал в сторону тёмного трико, висящего на турнике, — должно подойти.
Спортивная подготовка явилась трудноватым делом. Но пришлось стойко переносить все тяготы и лишения. За период изнурительных тренировок он сумел набрать немного дополнительной мышечной массы, освоил некоторые приёмы из различных видов единоборств. Через месяц обозначилась пора расставания с хозяином зала. Тот подытожил:
— На что у меня хватило времени, я тебе дал. Стандартный курс. Повторяй дома, иначе всё зря. Ты вроде не лентяй.
— Спасибо, Артём, — пожав тренеру руку, Руслан удалился, сопровождаемый неизменным спутником.
Началась третья, завершающая фаза подготовки. В помещении, оказавшемся тиром, их встречал очередной «преподаватель».
— Здравствуйте. Моё имя Сергей, ваше я знаю. Постреляем? — взору Руслана открылся десяток пистолетов разных моделей, сложенных на столах. Там же виднелись автоматы, коробки с патронами, оптические прицелы, глушители. Вспомнилась армия: вновь захотелось ощутить в руках оружие.
— Давайте с этого, — Сергей взял экспонат со стола, — пистолет Ярыгина, считаю его одним из лучших, именно его вы получите вскоре. Калибр девять миллиметров, магазин на семнадцать патронов, вес девятьсот пятьдесят грамм, бронебойные пули со стальным термоупрочнённым сердечником…
За шестнадцать дней Руслан отстрелял тысячи патронов из всего разнообразия представленного оружия. К концу курса указательный палец правой руки подёргивался нервным тиком. Обучение завершилось. Максим, в последний раз проводив гостя к выходу, впервые попрощался, пожелав удачи.
Отдалившись на полсотни метров от зелёной двери, Руслан остановился. Что теперь? Внезапно зазвонил телефон, принадлежавший Олегу. От неожиданности молодой человек дёрнулся в сторону. Звонок стал первым с этого номера. Достав трубку из кармана джинсов, нажал кнопку ответа. Услышал полузабытый голос капитана ФСБ:
— Добрый день, Руслан. Поздравляю, обучение успешно завершено. Завтра мы должны встретиться для подведения итогов. Встреча будет короткой, время и место напишу.
— Здравствуйте, Олег. Договорились.

***

Спустя двадцать четыре часа он припарковался по указанному в СМС адресу. Буквально через минуту открылась передняя пассажирская дверь, в автомобиль сел Олег с небольшим чемоданом в руках.
— Итак, обучение завершено. Теперь живите прежней жизнью — до моего звонка. Когда он поступит, не знаю, в зависимости от обстоятельств.
Эфэсбэшник обнажил содержимое чемоданчика, обитого изнутри поролоном. Протянул соседу удостоверение в красной обложке:
— Ваше удостоверение.
Затем последовал пистолет Ярыгина с тремя пачками патронов:
— Ваше оружие. Патроны.
Последним извлёк странный, кубической формы предмет чёрного цвета:
— GPS-передатчик. Использовать его нужно только при перевозке свидетелей. Устанавливать можете где угодно, например, возле селектора коробки передач. Включается просто: вот кнопка, — Олег кивнул на единственную кнопку в одной из граней прибора, — нажатие — передатчик включен, ещё одно — выключен. Во включенном состоянии мигает зелёная лампочка. Снабжён мощным аккумулятором с длительностью бесперебойной работы до трёх месяцев, — капитан передал устройство Руслану.
— Служба изучила вас, насколько это возможно, и вряд ли ошиблась в выборе, но всё-таки повторюсь: доказанная попытка применения настоящих атрибутов в личных целях влечёт их изъятие и прекращение отношений. У меня всё. Вопросы?
— Вопросов нет.
— Тогда удачи, Руслан, желаю удачи. Запомните напоследок: мы не собирались превратить вас в Джеймса Бонда, Рэмбо или Терминатора. Ваша основная задача — не убить как можно больше врагов в случае их появления, а сберечь доверенного вам человека. Не забывайте об этом никогда!
Оставшись в одиночестве, водитель «Хонды» какое-то время задумчиво сидел в тишине, затем скользнул взглядом по «подаркам». Взяв удостоверение, раскрыл его: внутри, слева увидел свою фотографию, непонятно каким образом обретённую изготовителями документа. На фото стояла гербовая печать ФСБ с голограммой. Рядом аккуратно выведена фамилия с именем, отчеством. Справа: кем, когда выдано удостоверение, ниже — десятизначный номер. Убрав документ в бардачок, потянулся за пистолетом. Вынул обойму: полностью заряжена. Вставив её назад, засунул оружие под кресло, надёжно закрепил там. Осмотрел передатчик, не найдя в нём ничего заслуживающего внимания, спрятал в вещевое отделение. Ещё около часа наедине с противоречивыми мыслями он наблюдал, как лучи заходящего солнца окрашивают багровым цветом небо, пробиваясь сквозь облака…

Глава 8

Анастасия, успешно завершив испытательный курс, уже седьмой месяц работала в корпорации. Сбылась её мечта о престижной должности в крупной богатой компании. Немало лет она шла к заветной цели, бросая все силы для её достижения. Не заводила подруг, не уделяла внимания личной жизни, единственным желанием, съедающим все существо девушки изнутри, стало стремление сделать головокружительную карьеру. И вот теперь она сидела, преисполненная гордости, в просторном кабинете, предоставленном целиком в её распоряжение, за внушительных размеров резным деревянным столом, в удобном кожаном кресле. А позади, за прозрачной стеной открывался впечатляющий своей красотой вид на Москву с высоты тридцать третьего этажа. Каждое утро девушка с огромным удовольствием торопилась на влекущую набережную, думая о том, что судьба щедро вознаградила её за долгие старания.
Занималась примерно тем же, чем на предыдущем месте: готовила доклады по множественной тематике, соотносящейся с Роспромгазом, выступала перед общественностью. Встречалась с чиновниками разных уровней, доводя до представителей власти позицию компании по затрагивающим текущую деятельность вопросам. Критических трудностей в работе не возникало. Настя постепенно узнавала, какие сферы объял Роспромгаз. Оказалось, он пустил корни практически во всех гражданских и государственных структурах в сферах экономики, политики, медицины, торговли, производства — на этом список не заканчивался. Удивлялась тому, насколько сложное, многогранное устройство имела компания. В любом секторе у Роспромгаза присутствовали свои интересы. При этом создавалось такое впечатление, а создавать это впечатление как раз входило в задачи отдела по связям с общественностью, что корпорацию в большей степени волнует благосостояние граждан, их проблемы в государственном масштабе. И основная цель её инициатив состоит в формировании условий максимально комфортной жизни населения, благоприятной трудовой среды для всех категорий жителей страны. Компания являлась участницей многих благотворительных акций, основательницей фондов, больниц, детских домов, домов престарелых, десятков схожих организаций, помогающих людям выживать.
День за днём Анастасия получала всё больше информации о корпорации, одновременно с этим в ней росло восхищение политикой Роспромгаза. Политикой, достойной глубокого уважения, так как суть её заключалась в разносторонней заботе о миллионах членов общества. Она гордилась своей работой, считала себя причастной к одному благому общему делу.
Казалось, мечты в полной мере воплотились в реальность, но где-то в глубине души у Анастасии с момента вступления в должность поселилось едва различимое чувство непонятного беспокойства. Оно сидело внутри как маленькая заноза, периодически напоминая о себе. Специалист по связям с общественностью не раз силилась понять природу этого чувства. Но не находила ответа. Тогда девушка попыталась заглушить его, расценив как беспричинную тревогу. Разгадка пришла сама собой спустя несколько месяцев. Однажды Настя отдыхала в обеденный перерыв в рабочем кабинете с коллегой из соседнего отдела, Ксенией. Обе расположились на диване, друг напротив друга. Ксения увлечённо о чём-то рассказывала, усиленно жестикулируя. Складывалось мнение о переполнявших её эмоциях. Взгляд Насти невзначай скользнул по глазам подруги, остановился на мгновение и столкнулся со «стеклом» — эти глаза не были живыми, из их глубины веяло холодом, мраком. От неожиданного пугающего открытия она дёрнулась всем телом. Ксения не заметила реакции, продолжая взахлёб болтать о какой-то ерунде. После этого события Анастасия начала осторожно, целенаправленно присматриваться к окружающим. По истечении двух недель сделала ужасающий вывод: подобный холод сочился из глаз большинства сотрудников Роспромгаза, как минимум тех, с кем приходилось взаимодействовать ей. Вспоминались корпоративные праздники, дни рождения, на которых ей довелось присутствовать. Такие мероприятия всегда проводились в лучших, самых дорогих ресторанах столицы. Всплывали в памяти обрывки случайно услышанных разговоров:
— Вчера такое платье купила в бутике на Тверской! Новая коллекция, три тысячи долларов заплатила!
— Где же оно?
— Не успела подготовить, после праздников надену! Умрёшь от зависти!

— Ездили вчера с друзьями на охоту в заповедник, трёх кабанов положили!
— Это не те, что на столе?
— Нет. Мы их там и бросили. Холодильники забиты ещё с прошлого раза.

— Еду утром в офис по выделенке. Останавливает мент, подходит, говорит: «Здравия желаю, ваши документы!» Отвечаю: «Ты пропуск не разглядел под стеклом, капитан? Глаза разуй, или у тебя звёзды лишние на погонах?» Увидел он пропуск, помялся, пожелал счастливого пути. А самого трясёт от злости! «Не унывай, капитан!» — крикнул ему напоследок. Нравится мне бесить их.

— Вчера ещё одно кольцо подарил, смотри, какой бриллиант! Уже места на пальцах не хватает. Никакой фантазии!
— Ты права, однообразие надоедает, всегда ищешь чего-то нового. Неизведанного.
— Может, намекнуть на личный вертолёт?

— Как достали меня вечно недовольные жители нашего города! Мы даём вам достаточно для ваших мелких нужд, поблагодарите за это! Так нет, им мало! Лезут постоянно с разными жалобами! Сидите молча в своих убогих квартирках, пока у вас всё не отобрали!

— Сына сегодня от тюрьмы отмазал! Балбес, пьяный сбил двух нищих! Хотели три года дать за грязных бомжей! Пришлось двести штук отвалить! Да я на эти деньги мог целую бригаду с Ярославского вокзала приобрести в постоянное пользование!

От воспоминаний стало не по себе. Она продолжала работать. По-прежнему утром просыпалась, одевалась, ехала в знакомый офис. Только уже исчезла та радость, какую Анастасия испытывала в предыдущие месяцы, приходя в красивое здание рядом с набережной. Начали терзать сомнения: не ошиблась ли она, приняв предложение представителя Роспромгаза более полугода назад?
В один из обычных будней специалиста по связям с общественностью вызвал заместитель директора по развитию. Вскоре девушка стояла у того в кабинете.
— Здравствуйте, Михаил Васильевич, вызывали?
— Добрый день, Анастасия, да, проходите. Есть небольшое, но очень ответственное задание для вас. Нужно прокатиться в Министерство внутренних дел. Там вас будет ожидать Геннадий Владимирович, мой старый друг, он предупреждён о вашем приезде. Заберёте у него документы, а ему передадите вот это, — достав из-под стола средних размеров кейс с кодовым замком, мужчина протянул его девушке.
— Не подумайте, что пытаюсь использовать вас в качестве курьера. Дело на самом деле крайне ответственное, а вам я очень сильно доверяю. Поэтому прошу именно вас. Не покажется моя просьба обременительной?
— Нет, что вы! Разумеется, съезжу! Давайте кейс, — ответила Настя, беря чемоданчик из рук начальника.
— Когда будете рядом с министерством, позвоните мне, я организую, чтобы вас встретили и проводили.
Вернувшись в свой кабинет, Анастасия заказала свободного водителя. Спустя час он уже парковал автомобиль неподалёку от ГУ МВД РФ. Набрав шефа, сообщила о прибытии на место. Через несколько минут к ним приблизился мужчина в чёрном костюме, остановившийся у пассажирской двери. Опустила стекло. Тот обратился к ней:
— Анастасия?
— Да.
— Пойдёмте, я вас провожу.
Выйдя из машины, последовала за незнакомцем. Вместе, они поднялись на шестой этаж. Покинув кабину лифта, двинулись по коридору. Неожиданно Настя споткнулась, начала терять равновесие. Чтобы удержаться на ногах, пришлось пробежать вперёд, выставив руки в стороны. При этом кейс полетел в направлении стены, и, стукнувшись об неё, приземлился на пол. От сильного удара сработал открывающий механизм замка, обнажив содержимое, частично выпавшее из чемоданчика — новенькие, аккуратно сложенные пачки евро. Сопровождающий, схватив девушку за талию, помог ей устоять. Несколько секунд оба смотрели на кейс, одиноко распластавшийся в безлюдном коридоре, затем Настя бросилась к нему, собрала деньги и сложила их обратно. Защёлкнула замок и, переведя дыхание, продолжила следовать за человеком, который хранил молчание всё то время, что находился в обществе красивой спутницы. Вскоре пара замерла у нужной двери, мужчина жестом разрешил представительнице Роспромгаза войти.
Та постучала и потянула за ручку.
— Проходите, проходите, Анастасия, — поторопил её сидевший в помещении за столом.
— Здравствуйте, вы Геннадий Владимирович? — уточнила гостья.
— Да, это я, — ответил пятидесятилетний хозяин кабинета, одетый в дорогой костюм. Настя сообразила, что оторвала его от работы — перед ним покоились стопки каких-то бумаг.
— Держите, это вам, — сотрудник органов протянул девушке обычный почтовый конверт формата А4, заклеенный, без надписей, судя по толщине вмещающий несколько листов.
— А это вам, — с этими словами специалист по связям с общественностью вручила кейс старому другу начальника.
— Спасибо, передавайте привет Михаилу Васильевичу! — ответил Геннадий Владимирович, давая понять, что их короткая встреча завершена.
— Да, конечно, передам! Всего хорошего, до свидания, — попрощалась девушка и покинула кабинет.
В коридоре увидела того, кто привёл её сюда. Он стоял рядом с дверью, скрестив руки. Заметив Настю, мужчина оживился и махнул рукой в сторону лифта. В машине, усевшись позади водителя, скомандовала:
— Едем назад.
Автомобиль медленно тронулся в обратный путь. По дороге девушку терзали противоречивые мысли. Она догадывалась: такая компания, как Роспромгаз, наверняка имеет своих людей во всех силовых структурах, и этим людям нужно платить. С другой же стороны, Анастасия не хотела оказаться лично замешанной в делах, связанных с незаконной деятельностью. Поэтому сейчас злилась на Михаила Васильевича, благодаря которому стала невольной соучастницей неизвестно каких, но вряд ли законных манипуляций. Также её распирало любопытство по поводу содержимого конверта. Вскоре в голове созрел план.
— Заедем в ближайшее почтовое отделение, забыла кое-что сделать! — обратилась она к водителю.
Тот без лишних вопросов изменил маршрут. Вскоре машина остановилась неподалёку от здания почты.
— Я быстро, — бросила девушка, покидая салон авто.
Внутри отделения купила идентичный конверт, присела за свободный столик. Аккуратно, по боковому краю разорвала бумагу, скрывающую послание из МВД, извлекла три листа формата А4 с печатным текстом. Взяв в руки верхний, приступила к чтению:
«Рогачёв Антон Григорьевич. Вопрос закрыт.
Косых Андрей Юрьевич. Вопрос закрыт.
Коваленко Лидия Александровна. Вопрос закрыт.
Устинов Пётр Романович. Вопрос закрыт».
Кроме этих четырёх строк лист более никаких записей не содержал. «Что значит вопрос закрыт?» Внезапно вспомнила одно из этих имён: «Косых Андрей Юрьевич. Три недели назад о нём писали в газетах, говорили по телевидению. Какое-то резонансное дело…» С трудом восстанавливала в памяти события трёхнедельной давности: «Член правления некой крупной производственной компании… три недели назад в полицию поступила информация о прибытии на дачу к Косых, якобы давно находившегося под наблюдением и подозреваемого в организации торговли наркотиками, свежей партии героина. На дачу отправили группу спецназа. Косых, оказавшего ожесточённое сопротивление при задержании, застрелили… в результате обыска на даче обнаружили сотни килограммов героина, десятки единиц оружия…»
Настю бросило в дрожь от этих воспоминаний. На втором листе прочла:
«Подгорин Сергей Владимирович. 15.09.
Гришин Руслан Алексеевич. 10.10.
Коблева Марианна Рустамовна. 20.08».
От предположения о значении имён и дат у девушки на лбу выступили холодные капли пота. На несколько минут она застыла за столиком без движения, глядя куда-то вдаль. Потом как будто придя в себя, развернула последний лист. Текст гласил:
«По информации, полученной от вас ранее — круг замкнётся ориентировочно в декабре. Прошу не создавать новых целей до его завершения, так как лимит уже исчерпан».
Трижды перечитав напечатанные на бумаге две строки, не смогла даже предположить, каково их значение. Достав смартфон, сфотографировала каждый лист. Затем сложила все их в новый конверт, заклеила его и вернулась к машине. Добравшись до офисного корпуса, специалист по связям с общественностью сразу же направилась к шефу.
— У себя? — спросила секретаря.
— Да, сейчас доложу, — постучав в дверь Михаила Васильевича, распахнула её: — к вам Анастасия.
— Пусть заходит.
Настя проследовала внутрь роскошного помещения.
— Всё сделала, как вы просили, — отчиталась она, передавая конверт начальнику.
— Огромное вам спасибо, дорогая, вы меня очень выручили!
— Да бросьте, Михаил Васильевич! Всегда рада помочь! Если я больше не нужна, продолжу заниматься своими докладами.
— Идите, конечно! Ещё раз благодарю!
Сосредоточиться на работе уже не получилось, до самой ночи ждала звонка заместителя директора, его слов: «Анастасия, кто позволил вам вскрыть конверт? Не стоило этого делать! Но теперь уже ничего не исправишь. Скоро за вами приедут…» Дома попробовала найти информацию об именах из послания в интернете. Результат стал для неё ошеломляющим:
«Рогачёв Антон Григорьевич, бывший совладелец ЗАО «Стальинвест», одной из крупнейших российских компаний в сфере производства металлопроката, трагически погиб на одном из австрийских курортов…
Косых Андрей Юрьевич, бывший совладелец, член правления ЗАО «Технологии будущего», крупнейшего российского концерна, объединяющего несколько деревообрабатывающих предприятий, был обвинён в торговле наркотиками, погиб при задержании…
Коваленко Лидия Александровна, полковник юстиции, бывший первый заместитель начальника Управления по борьбе с коррупцией в составе Генеральной прокуратуры РФ, погибла в ДТП, не справилась с управлением на скользкой дороге…
Подгорин Сергей Владимирович, владелец, генеральный директор ЗАО «Энергоресурсы», молодой, динамично развивающейся компании в сфере добычи полезных ископаемых…
Гришин Руслан Алексеевич, депутат верхней палаты Государственной Думы, заместитель руководителя Комитета Безопасности…
Коблева Марианна Рустамовна, общественный деятель, тележурналист, борец с бюрократией и коррупцией в государственных структурах…»
Поиск по Устинову Петру Романовичу аналогичных сведений не показал.
День завершился, наступил новый, потом ещё один и ещё… Страх возможного разоблачения растворился, но осталось ощущение прикосновения к каким-то грязным тайнам. Теперь мысли об этом не давали покоя…
Маленькая стрелка часов неумолимо стремилась к нижней точке циферблата, сотрудники покидали офисы, расположенные на этаже. В начале седьмого задержавшуюся Настю вызвал Михаил Васильевич. Спустя минуту девушка входила в приёмную. Шеф пытался что-то найти на столе у отсутствующего секретаря. Он услышал шаги и прервал своё занятие. Увидев специалиста по связям с общественностью, попросил её подождать. Сам же вернулся в кабинет, в спешке бросив дверь приоткрытой. Уставшая Анастасия с удовольствием плюхнулась в мягкое кожаное кресло. Тишина, установившаяся вокруг, позволила различать звуки, доносившиеся из офиса начальника. Там находился кто-то ещё. Прислушавшись, она разобрала слова гостя, говорившего со странным акцентом:
— Вам нужно ускоряться, всё протекает слишком медленно. Вы осознаёте, какие силы задействованы?
— Естественно, я это понимаю. Но мы в России, здесь многое непредсказуемо, — отвечал Иванов.
— Так сделайте, чтобы стало предсказуемо, десятки рычагов в ваших руках. Теперь я должен идти. И имейте в виду, если мне ещё раз потребуется прилететь сюда незапланированно, я прилечу с заменой. Всего хорошего.
— Понял вас, до свидания, — прозвучал удручённый голос заместителя по развитию.
Гость покинул офис и направился к лифту, на Настю он даже не взглянул. В каждом его движении чувствовалась некая властность. Ничего необычного во внешности пожилого человека лет пятидесяти пяти не усматривалось, кроме небольшого кольца на мизинце, выполненного из белого золота, с камнем чёрного цвета в форме четырёхгранной пирамиды.
Через несколько дней в обеденный перерыв девушка рассказывала подруге:
— Недавно у шефа сидела, какой-то странный мужчина к нему приходил, общался с ним как с провинившимся школьником.
— Поняла, о ком ты. Никто из наших точно не знает, кто он. По слухам — настоящий владелец Роспромгаза или один из них. Советую тебе молчать об увиденном, услышанном. Если не хочешь, чтобы тебя постигла участь твоей предшественницы.
— А что с ней произошло?
— Погибла в автокатастрофе.
Настя вздрогнула, вспомнив женщину из списка, тоже погибшую в ДТП.
— Я назвала официальную версию, — продолжила коллега шёпотом, — на самом деле это была не просто катастрофа, а нечто большее… многие так считают…

***

Склонив голову, она трудилась над очередным докладом. Задумавшись, разжала пальцы и выпустила из них ручку. Та, ударившись о дерево, покатилась и упала на пол. Нагнулась поднять её — взгляд скользнул по нижней стороне прямоугольника стола. В поле зрения промелькнула вещь, несвойственная этому месту. Глазами вернулась назад — взору предстал некий маленький предмет, приклеенный к поверхности малярным скотчем. Опустившись на колени, аккуратно отодрала клейкую ленту. На ней отчётливо выделялся написанный карандашом номер мобильного телефона. Странным предметом же оказалась плоская флэшка. Специалист по связям с общественностью вернулась в кресло и сложила находки перед собой…

Глава 9

Звонок раздался неожиданно, минуло четыре месяца после окончания обучения, воспоминания уже начали терять свою остроту. Он нажал кнопку ответа:
— Алло!
— Привет, Руслан, нужно встретиться сегодня, есть дело. Где и во сколько — напишу. Сможешь?
— Привет, Олег. Да, конечно.
Вечером в назначенное время ждал, сидя в машине на парковке в юго-западной части столицы. Опоздав на пару минут, появился Олег. Открыл дверь и забрался в салон.
— Твоё первое задание. Волнуешься?
— Немного.
— Это нормально. Главное, не впадать в панику и не расслабляться. Вот адрес, — капитан протянул собеседнику привычный клочок бумаги.
— Будь там сегодня около полуночи. Припаркуйся ближе к подъезду. Свидетеля зовут Ирина. Позвонишь в звонок, четыре коротких. Скажешь: пришёл возвратить найденный паспорт. Она должна быть готова. Сразу выйдете. Уезжайте как можно быстрее. За подъездом следят наши люди и ещё одна команда. Оппоненты двинутся за вами, наши помогут тебе их сбросить. Включишь GPS-передатчик. Здесь адрес, куда требуется доставить свидетеля через четыре дня в четверг, к десяти ноль-ноль, — Олег сунул Руслану вторую бумажку, — это суд, возле него ты передашь девушку моим коллегам. Вроде всё. Вопросы?
— Как я пойму, что встречающие те самые? Там, наверное, соберутся и другие?
— Почувствуешь. Без шуток. В случае чего — стреляй первым. Да, чуть не забыл, — эфэсбэшник извлёк из кармана куртки конверт, — здесь деньги на четыре дня, хватит с избытком. Теперь точно всё. Удачи, Руслан.
— Спасибо.
Покинув машину, капитан спустя мгновение скрылся из виду. Водитель «Хонды» же, обнажив содержимое конверта, пересчитал купюры: пятьдесят тысяч. «Действительно, с избытком». Запустив двигатель, тронулся в направлении дома.
Аня уже вернулась с работы. Войдя в квартиру, избавившись от верхней одежды, поцеловал жену.
— Сегодня ночью уеду, на четверо суток. Первое задание. Ни о чём не спрашивай, для твоей безопасности.
— Единственный вопрос: свидетель мужчина или женщина? — поинтересовалась огорчённая известием супруга.
— Узнаю, только когда приеду, — соврал Руслан.
— Ясно. Куда повезёшь?
— Сейчас займусь поиском квартиры.
— Денег дали?
— Да.
— Сколько?
— Пятьдесят тысяч.
— Не многовато ли? Сдачу чтоб привёз, — пошутила девушка, хотя взгляд её больших глаз выдавал волнение.
Несколько часов Руслан потратил на поиски тайного укрытия, наконец нашёл где-то на северо-востоке столицы устроивший вариант. Сделав пару звонков, сообщил коллегам о предстоящем отсутствии. Всё оставшееся время он посвятил Анюте…

***

В начале первого припарковал авто у подъезда по нужному адресу. Намётанным глазом определил две машины, из которых велось наблюдение. Только он не знал, где друзья, а где враги. Направился к ступеням. Поднявшись пешком на шестой этаж, нажал кнопку звонка. Услышал шаги в квартире — кто-то, приблизившись к двери, замер. Лишь двадцать миллиметров дерева и металла разделяло их.
— Вам кого? — раздался приглушённый нервный женский голос.
— Здравствуйте, я нашёл паспорт, в нём значится этот адрес.
Внутри сначала всё затихло, затем щёлкнул запирающий механизм, освобождая вход. В дверном проёме возникла темноволосая молодая женщина лет тридцати трёх. Оглядев незнакомца, пригласила его в жилище:
— Проходите.
Тот, переступил порог и захлопнул за собой дверь.
— Мы же сразу поедем? — спросила хозяйка.
— Да, желательно.
— Я готова, сейчас куртку надену. Мы на машине? Сумку поможете донести?
— Конечно, эту? — гость вопросительно указал на сумку средних размеров, виднеющуюся на полу.
— Да, её.
Спустя минуту покинули квартиру. Пока девушка возилась с ключами, Руслан поглядывал по сторонам. Паники не ощущалось, чувство, захватившее его сейчас, напоминало какое-то лёгкое возбуждение. Последний замок закрыт, невольные спутники двинулись вниз по лестнице. На улице поторопились к «Хонде». В спешке запустив двигатель, Руслан придавил педаль акселератора. Одновременно включил GPS-передатчик. Следом за ним от стоянки оторвались два автомобиля. Дорожная ситуация давно потеряла свою напряжённость, он пытался ускоряться, маневрировать, сворачивал то направо, то налево, запутывая слежку. Один из преследователей исчез почти сразу же после старта погони, возможности выяснить — свои это или чужие, водитель японской иномарки не имел. На второго потребовалось четверть часа, но его тоже удалось сбросить, правда, пришлось очень опасно разогнаться. Избавившись от «хвостов», направил «Аккорд» к дому, где зарезервировал жильё на следующие четыре дня.

***

Владелица ждала их:
— Здравствуйте, Руслан?
— Да.
— Прошу вас, — женщина окинула парочку оценивающим взглядом и произвела экспресс-демонстрацию помещений. Получив плату, попрощалась.
— Выбирайте, где расположитесь, — обратился Руслан к новой знакомой.
Осмотрев комнаты, та отдала предпочтение ближней к входу.
— Вам что-нибудь нужно? — спросил провожатый.
— Кажется, нет.
— Тогда я лягу отдыхать. В случае чего, будите.
Снял куртку в спальне, обнажил висящую поверх рубашки наплечную кобуру с торчащей рукоятью пистолета «Ярыгина». Разделся, спрятал оружие под подушку и рухнул на кровать. Мгновенно провалился в сон. Ему приснился кошмар: как будто бы он стоит напротив прозрачной панели-стены апартаментов небоскрёба, любуется огнями ночного города внизу и вдруг видит вдалеке яркую вспышку на земле. Свет от неё начинает расползаться в разные стороны, затем ударная волна разбивает вдребезги прочное стекло, отбрасывая его на пол…
Ирина, наоборот, долго ворочалась, не могла уснуть — думала о предстоящем суде, о том, как изменилась её жизнь с того момента, как она согласилась поддержать обвинение…
Руслан открыл глаза около двенадцати. Услышал шаги — соседка бодрствовала уже давно. Пора и ему хотя бы умыться.
— Доброе утро, — голос девушки застал его врасплох в коридоре.
— Скорее, день, — усмехнулся он в ответ.
— Не хотите прогуляться в магазин? У нас пустой холодильник.
— Будет исполнено. Вы список покупок составьте, пока я приму душ.
— Хорошо. Вас как зовут? Не спросила вчера.
— Руслан.
— Сейчас займусь списком, Руслан. Если я правильно понимаю, вы один пойдёте?
— Да, один. Так безопасней.
Через сорок минут перед ним гостеприимно распахнулись двери супермаркета, расположенного в границах квартала. Всю дорогу туда и назад он неустанно оглядывался вокруг, опасаясь ошибочности решения укрыться здесь, но ничего подозрительного не обнаружил. Переступив порог временного убежища, вручил Ирине пухлые пакеты. Та оказалась неплохим поваром, спустя час они готовились к трапезе за кухонным столом, заставленным аппетитно пахнувшими блюдами. После плотного обеда Руслан попытался разузнать, кого охраняет:
— Расскажете, по какой причине вы прячетесь?
Невольная сожительница не удивилась вопросу:
— Расскажу, говорить с вами мне не запрещали. Я сама медик по образованию, владею сетью аптек в Москве. Восемьдесят процентов лекарств, продаваемых в моих магазинах, изготовлены в России. Налажены прямые поставки от производителей. Цены низкие, также есть ощутимые льготы для многих категорий граждан. В прошлом году меня пригласил на встречу некий высокопоставленный чиновник, не буду называть его имя. Как выяснилось, он держал несколько аптечных сетей. Этот человек поведал мне о том, что мои цены рушат его рынок, недвусмысленно намекнул о необходимости их поднять. А после вообще поставил условие продать ему за бесценок мою сеть. Упомянув о самых суровых последствиях в случае отказа. Я не приняла такое «выгодное» предложение. С тех пор на протяжении месяцев в моих аптеках создавались искусственные проблемы — проверяющие из налоговой, пожарной службы находили мнимые нарушения, устраивались поджоги, избивались продавцы — не хочу вспоминать всего. Я обратилась в полицию, оттуда дело забрала ФСБ. Стало известно, что чиновник давно подозревался в незаконной деятельности в крупных масштабах. Меня убедили провести с ним повторное рандеву, вооружившись скрытой камерой и микрофоном. Я согласилась. Наш незабываемый диалог длился около часа, за это время он наговорил достаточно для многолетнего тюремного срока. Вскоре хама арестовали, наглый вымогатель сейчас содержится в следственном изоляторе. Но, невзирая на мрачные перспективы, он эффективно руководит действиями помощников даже из камеры. Не один раз мне угрожали, два дня назад пытались взорвать машину. Именно этот инцидент и повлёк вынужденное бегство. Надеюсь, вы хорошо меня спрятали?
— Хорошо. Здесь вам не о чем беспокоиться.
До позднего вечера они общались, обсуждали, как далеко готовы зайти люди ради денег и власти. В одиннадцать разошлись по своим комнатам. В эту ночь Ирина заснула быстро — во-первых, она, наконец, излила накопившееся в душе, а во-вторых, почувствовала себя в безопасности. Руслан, наоборот, долго ворочался, вспоминал Анюту — как она там, одна? Он не мог ни позвонить той, которую любил, ни даже написать. Как неуютно становится, когда теряешь всякую связь с близким человеком, даже на сутки… также размышлял о том, сколько бед ежедневно приносит обществу используемая большинством система ценностей. Государство, все его институты, учреждения, органы возникли на фундаменте взаимоотношений между людьми. А все государственные, общественные структуры — всего лишь разные формы упорядочивания этих отношений. Но в сегодняшней действительности сложилось так, что форма правит содержанием. Учреждения, создаваемые как вспомогательный инструмент для граждан, теперь функционируют в первую очередь для удовлетворения собственных потребностей, кардинально отличающихся от задач, определяемых должностными инструкциями служащих. Обосновывая наличие интересов, не сопряжённых с прямой деятельностью, стараются узаконить их и, самое страшное, защищают и оправдывают с пеной у рта существование этих корыстных интересов, защищают любыми способами…

***

Наступил четвёртый день пребывания в съёмной квартире, ставший самым тяжёлым для обоих. Постояльцы провели его в одиночестве, думая о своём. Ирина: об ожидаемой даче показаний, о том, как сложится её судьба в дальнейшем, не будет ли мстить ей обидчик? Стоило ли всё это начинать? Вскоре же укрепилась в мысли, что нельзя жить в постоянном страхе, идти у него на поводу. Что нужно совершать поступки, какими пусть не будешь гордиться, но за которые по крайней мере не будет стыдно. Руслан планировал предстоящий путь в суд. Удастся ли обеспечить безопасность человека, доверившегося ему? Пожалуй, большей ответственности он ещё не испытывал. Тем более на первом задании хотелось не допустить ни единой ошибки…
Переживания не оправдались: следующим утром девушку, покинувшую «Хонду» у здания Фемиды, встречали три эфэсбэшника, сопроводившие свидетеля к месту слушаний. Около полудня Руслан поворачивал ключ в замке двери родного жилища, ставшего непривычным за четверо суток, длившихся бесконечность. Взял телефон со стола, где оставлял его в ночь перед отъездом, набрал номер Анюты. Заметил записку, прочёл её: «Милый, я люблю тебя и очень скучаю, возвращайся скорее».

Глава 10

Продолжалось очередное заседание суда по делу «Народ Москвы против корпорации Роспромгаз». Альберт Владиславович восседал в законном кресле. Сняв очки, протёр платком усталые глаза. Снова одел их и устремил взор на очередного свидетеля со стороны обвинения.
Прокурор:
— Свидетель, к какой сфере деятельности принадлежит ваша компания?
Свидетель:
— Компания, одним из собственников которой я являюсь, занимается заготовкой древесины, её переработкой, производством изделий из дерева, бумаги на территории Сибирского Федерального Округа. Это основные направления нашей деятельности.
Прокурор:
— Расскажите нам, с какой проблемой вы столкнулись два года назад?
Свидетель:
— Компания «Сибирская краса» существует на российском рынке и успешно развивается уже более пятнадцати лет. За эти годы темпы роста нашего производства выросли в тысячи раз. В сотни раз увеличился объём производимой нами продукции. Мы постоянно открываем новые рабочие места, платим достойную заработную плату. Сотрудничаем с экологами, платим налоги. С представителями государственных структур нами подписан не один десяток договоров, подтверждающих передачу «Сибирской красе» определённых территорий Сибирского Федерального Округа. В долгосрочную аренду с целью заготовки древесины, её переработки, с условием дальнейшего восстановления леса.
Договорённости со стороны госпредставителей соблюдались, пока два года назад нас не посетил гость из столицы. Служащий корпорации Роспромгаз. Он предоставил полномочным лицам нашего округа и нам некие документы. Согласно им, половина земель, арендуемых «Сибирской красой» на основании договоров, заключенных с государственными организациями, передавалась китайским промышленникам, причём почти даром.
Уже второй год наши юристы доказывают нелегитимность данной сделки, пытаются её оспорить. Но куда бы они ни обращались, ответ неизменен: договор с китайской стороной является полностью законным. Разыскать чиновников, ответственных за подписание договора, так же не удается. Мы знаем фамилии, имена, должности, только по загадочным обстоятельствам добиться встречи с ними никак не получается.
Прокурор:
— Господин судья, копии договоров между «Сибирской красой», Роспромгазом, китайскими инвесторами и государственными организациями приложены к делу, можете ознакомиться.
Свидетель, расскажите о событиях, произошедших на территориях, переданных в аренду китайцам по новому договору.
Свидетель:
— Нам даже не оставили времени свернуть производство, собрать имущество и спокойно уехать. Неизвестно откуда нахлынули военизированные отряды, специально прибывшие для зачистки территории. Вооружённые люди выгоняли из цехов наших сотрудников, рабочих, угрожая им расправой. Каких-либо документов при этом они не предъявляли. Сохранились видеозаписи тех нападений.
Прокурор:
— Господин судья, видеозаписи также приобщены к делу.
Адвокат:
— Свидетель, вы утверждаете, ваш персонал выгоняли служащие Роспромгаза? Или, возможно, военизированные подразделения действовали по приказу представителя Роспромгаза? Вы имеете доказательства этого?
Свидетель:
— Доказательств, подтверждающих причастность Роспромгаза к обсуждаемым событиям, у меня нет. Есть моё мнение, сложившееся из логических заключений.
Адвокат:
— Не думаю, что суду интересны ваши логические заключения, свидетель. Господин судья, прошу учесть: свидетель делится с нами лишь своим мнением. Доказательства участия сотрудников Роспромгаза в описываемых свидетелем событиях отсутствуют.
Судья:
— Спасибо, я учту. Продолжайте, свидетель.
Свидетель:
— Наше имущество, которое мы не успевали оперативно вывезти, просто ломалось и уничтожалось. Целые производственные корпуса, дорогостоящая техника. Компания потерпела крах. Пострадали не только мы, пострадали и обанкротились десятки компаний, ждущих исполнения нами своих обязательств. Были сорваны сотни поставок, в совокупности фирмы, затронутые переделом территории, понесли миллиардные убытки. Кто это сделал? Зачем? Я до сих пор не могу найти ответа на этот вопрос.
А после того, как нас удалили с арендованных земель, там обосновались китайцы. Они развернули свою инфраструктуру, выросли горы мусора в местах китайских поселений. Думаю, вряд ли их заботит восстановление вырубленных лесов. Кто-то чрезмерно влиятельный организовывает им поддержку, их не касаются никакие проверки, сибирская древесина беспрепятственно вывозится в Китай, а позже возвращается к нам в виде изделий. Китайцы выигрывают тендеры по государственным закупкам с ценами, значительно превосходящими наши, товаром нижайшего качества.
И что бы мы ни делали, как бы ни пытались изменить ситуацию, всегда упирались в глухую стену равнодушия…
В зале повисла тишина. Каждый из присутствующих, за исключением свидетеля — судья, обвинитель, защитник — знали о причинах событий двухлетней давности в СФО, знали о причинах аналогичных событий, происходящих по всей стране в течение долгих лет. И двое из присутствующих стремились ликвидировать эти причины. Но по правилам игры существование данных причин прежде требовалось доказать. А доказательств не было…

Глава 11

Несколько минут Настя разглядывала свои находки, затем аккуратно сложила их в сумочку. До вечера у неё не получилось сконцентрироваться ни на одном деле, а когда рабочий день завершился, понеслась домой сломя голову. Плюхнувшись в кресло, включила ноутбук, вставила флэшку. На диске оказался записан единственный видео-файл с датой создания около восьми месяцев назад. Выбрав его, девушка нажала воспроизведение. На экране возник кабинет Михаила Васильевича. Запись велась скрытой камерой. В помещении находились двое: шеф, и тот странный человек, кого специалист по связям с общественностью однажды уже встречала у Михаила Васильевича — по слухам один из собственников компании. Часы на стене показывали четверть восьмого. Шеф сидел за своим столом, пожилой мужчина напротив. Между ними происходила некая дискуссия. Качество записи оказалось безукоризненным — чёткая картинка, звук без искажений:
— Ещё раз хочу, Михаил, заострить внимание вот на чём: время на исходе, нам следует ускориться. Слишком много ресурсов потрачено для достижения имеющегося результата. Если что-то пойдёт не так, мы рискуем потерять всё.
Сегодня, насколько я понимаю, корпорация Роспромгаз сильна как никогда. Мы управляем значительной частью финансовых потоков, содержим подконтрольных чиновников высоких рангов, влияем на ценообразование, на внешнюю политику; большая доля энергоресурсов страны сосредоточена в наших руках. Мы создали государство внутри государства, и наше в разы мощнее, эффективнее. Обладая всем перечисленным, вы затягиваете решение важных вопросов. Почему?
— Господин Джулиан, вы правы, нам удалось многого добиться. Но под нас копают — враги, не лишённые определённого могущества. Опасно действовать чересчур открыто. Мы не можем устранить всех, мешающих осуществлению наших планов. Осторожность и взвешенность сейчас не повредят — если активно настроенное население разгадает наши истинные намерения, нас растерзают в пламени революции.
— Михаил Васильевич, во-первых, эпоха революций в том виде, в каком их привыкли наблюдать в двадцатом веке, давно минула. Во-вторых, если помните, постановщики всех революций, это мы. Как, у тех, кто используется в качестве безмозглого мяса, хватит интеллекта устроить революцию нам?
— Некоторые из них чему-то учатся. Порой очень успешно. Также есть патриоты, настоящие патриоты. Не те, днём кричащие на каждом углу о любви к Родине, а ночью считающие доллары под матрасом.
— Таких — единицы. В большинстве это тупые, жадные, беспринципные людишки. Они постоянно должны быть чем-то заняты, не имея возможности рассуждать. Работа, телевизор, выпивка — вот их основные приоритеты.
Уже сотни лет Россия для нас — кость в горле. Теперь мы близки к главной цели как никогда. С помощью наших инструментов, идей, вложенных в головы, глупцы уничтожают сами себя, не осознавая этого. Тех же, кто противится, никто не слышит. К сожалению, мы ограничены во времени. Сколько вам ещё потребуется?
— Около года, не меньше. На завершающем этапе корпорация объединит более девяноста процентов энергоресурсов, далее в два раза взвинтим цены на топливо. Разумеется, при поддержке влиятельных лиц государственного аппарата. Последуют массовые банкротства, остановится производство, начнётся паника. С помощью подконтрольных средств массовой информации распространим версию о виновных в бедах неугодных нам представителей власти. Одним броском достигнем двух важных рубежей: обанкротим страну и избавимся от последних врагов.
Не исключаю вероятности гражданской войны. Но мы в любом случае останемся в стороне. А чуть позже, на пике всех негативных событий выйдем на сцену в роли спасителей. Игра продолжится полностью по нашим правилам.
— Главное, ничего не упустите. Рассматривайте все варианты. Сведите к минимуму риск срыва наших планов.
— Я делаю всё необходимое, господин Джулиан. Несмотря на лёгкое отклонение, мы движемся к цели верными шагами.
— Вижу, вы стараетесь. Иначе ваше место занимал бы другой. Обещанная награда ждёт вас. Не забываю о вашем стремлении править Россией.
— Именно я обязан довести миссию до конца.
— Уверен — доведёте. Ещё один вопрос меня интересует: ознакомившись с отчётами наших друзей из разных ведомств, обратил внимание на количество значимых фигур, устранённых за прошедший год. Согласен, ликвидации проводились для обеспечения реализации нашей программы, но лимит превышать крайне нежелательно. Поэтому прошу вас использовать данный способ в качестве последней меры.
— Понял, учту…
Разговор длился ещё минут пятнадцать. Но Настя уже не слушала, она застыла в ужасе. Разум пытался отгородиться от полученной информации, рождая мысли о невозможности наличия подобного сценария. Запись давно закончилась, а девушка всё ещё сидела в оцепенении, уставившись в чёрный экран ноутбука. Начало приходить понимание того, где на самом деле она работала. В памяти всплывало — с какой радостью устраивалась в корпорацию, с каким чувством ежедневно покидала дом, спеша на Фрунзенскую набережную. Как всё изменилось…
Вынула флэшку из ноутбука, вместе с куском скотча спрятала в ящик стола. Приняла душ и распласталась на кровати, моментально провалившись в беспокойный сон.
Открыв глаза утром, подумала: ей приснился кошмар. Но просыпающееся сознание уничтожало сомнения в реальности вчерашних событий. Всё её существо наполнилось неприятной тяжестью. По дороге в ванную комнату взгляд скользнул по столу, от испуга бросило в холодный пот — флэшка покоилась на его поверхности. Настя отчётливо помнила, что накануне положила её в ящик. Как устройство снова оказалось на столе? Найти этому рационального объяснения она не смогла. Почти бегом умылась, собралась и оставила квартиру, проклиная сделавшийся ненавистным Роспромгаз.
В офисе забыться не удавалось. Мозг постоянно сверлили вопросы: «Как поступить с флэшкой?» «Как избавиться от этой проклятой работы?» «И, вообще, как теперь дальше жить с таким грузом знаний?» Спустя трое суток специалист по связям с общественностью превратилась в выжатый лимон. Это замечали коллеги:
— Ты не заболела?
— Выглядишь очень усталой…
— У тебя что-то случилось?
— Не хочешь в отпуск?

***

Субботний вечер. Идти куда-то желание полностью отсутствовало, находиться же дома стало невыносимо. Наконец она решилась, рассудив, что иначе безмятежность никогда не вернётся в её душу. Взяв из ящика стола полоску с номером телефона, ввела комбинацию цифр в смартфон.

***

Телефон зазвонил неожиданно. Андрей Николаевич сидел в домашнем кабинете, изучал отчёты подчинённых. Звонили на номер, известный крайне ограниченному кругу, входящий был незнаком. Теряясь в догадках, нажал кнопку принятия вызова.
— Алло, слушаю!
Ответа не последовало, из динамика слышалось лишь прерывистое дыхание.
Полковник немного напрягся:
— Алло, говорите, я вас слушаю!
— Я… я, извините, я нашла этот номер телефона, — прозвучал из трубки заикающийся женский голос.
— Где нашли?
— На работе, — девушка начала успокаиваться.
— А где вы работаете?
— В Роспромгазе, я заменила Ольгу Ковалёву.
На несколько секунд полковник утратил дар речи, но быстро собрал мысли в логическую цепочку:
— Слушайте меня внимательно и не перебивайте: немедленно выньте СИМ-карту из вашего устройства. Купите где-нибудь новую, только не регистрируйте её на себя. Если не удастся приобрести такую, позвоните мне из любого таксофона. Действуйте!

***

Опустив руку со смартфоном, она на какое-то время замерла на диване. Затем, исполнила просьбу незнакомца, касающуюся удаления «симки» и направилась в ближайший торговый центр. Через полчаса, уединившись в самом укромном уголке малоприметного кафе на третьем этаже молла, Настя устанавливала незарегистрированную карту. Заказала кофе, набрала номер со скотча. Услышав абонента, произнесла почти шёпотом:
— Здравствуйте, это снова я. В соответствии с инструкциями купила СИМ-карту. На себя не оформляла.
— Где вы сейчас?
— В торговом центре, недалеко от дома.
— Назовите адрес, я приеду, телефонный диалог со мной опасен для вас.
— А не попробовать ли вам представиться? Кто вы? Могу ли я доверять вам? — осмелела девушка.
— Моё имя Андрей Николаевич, я полковник ФСБ России.
Осознавая неизбежность встречи с владельцем номера, оказавшегося у неё при таких странных обстоятельствах, она сообщила адрес невидимому собеседнику. Вскоре Андрей Николаевич опустился в кресло рядом с ней:
— Здравствуйте, не спросил, как вас зовут.
— Настя.
— Значит, вы теперь занимаете должность, в которой трудилась Ольга. Давно в компании?
— Около восьми месяцев.
— И как? Нравится работа?
— Первое время нравилась, а в настоящий момент я её ненавижу. Столько мерзости мне открылось за минувшие два месяца. Мне стало тяжело там находиться.
— Какую мерзость вы имеете в виду?
— Расскажите мне прежде об Ольге, о том, что вас связывало. Я знаю, почему она погибла, знаю, кто поспособствовал её смерти. Не хочу, чтобы со мной произошло то же самое.
— Согласен, сначала моя история. Мне немного не по себе. От вашего появления. Что ж, слушайте. Есть в государственных структурах группа глубоко преданных Родине служащих. На протяжении десятилетий по мере сил они сражаются за интересы государства, каждый на своём месте. Как уже говорилось, я полковник ФСБ России. В последние годы для меня и части моих коллег-единомышленников важнейшей задачей стало разоблачение корпорации Роспромгаз. Эта организация, управляемая извне страны, стремится обрести тотальный контроль над всеми глобальными процессами, протекающими в России. Следствием этого будет возможность распоряжаться жизнью любого гражданина. Роспромгаз успешно движется к своей цели, захватывая новые рубежи.
Корпорация проникла во все сферы и институты — государственные органы, внутреннюю и внешнюю политику, экономику, производство и закрепилась в них. Роспромгаз сейчас максимально близок к тому состоянию, когда с ним уже никто не совладает. Грядёт жёсткий диктат.
В одном из судов Москвы в течение долгого времени проводятся слушания, ориентированные на приостановление деятельности корпорации, пошаговую проверку всех её подразделений. Но до сих пор нам не удавалось собрать достаточного количества улик для нанесения Роспромгазу более-менее серьёзного удара. Чего мы добились — это несколько незначительных увольнений и штрафов. Имея надёжную защиту, его владельцы, управляющий персонал хорошо заботятся о собственной безопасности. Для них приемлемы самые грязные форматы противодействия, в том числе дискредитация, физическое уничтожение оппонентов, влекущих, по их мнению, угрозу.
Ольга сама нашла нас, желая поделиться подозрениями по поводу странных поручений начальника. Передач, например, крупных денежных сумм высокопоставленным сотрудникам государственных служб, силовых ведомств. Не понимая того, многократно она выступала в качестве связного между Роспромгазом и подконтрольными ему чиновниками, обеспечивая обмен информацией между ними.
С появлением Ольги нам представился реальный шанс получить неоспоримые доказательства преступлений высшего управленческого звена корпорации, получить подтверждение враждебности Роспромгаза по отношению к нашей Родине.
Мы три месяца готовили её к заседанию. Но в последний момент девушку раскрыли и устранили. ФСБ оказалась не в состоянии оградить свидетеля от рук убийц. Ольга трагически погибла. И вдруг возникаете вы. Теперь расскажите, откуда у вас мой номер?
— Он написан на клочке скотча, которым приклеили флэшку к столу в моём рабочем кабинете. В её бывшем кабинете…
— Флэшку? Какаю флэшку? — в голосе полковника проскальзывала дрожь.
— Флэшку, на которой хранится запись встречи заместителя директора по развитию, Михаила Васильевича Иванова, с человеком, называемым, если верить слухам, одним из владельцев корпорации.
— Выходит, она чувствовала… что-то идёт не так… и сделала копию, — Андрей Николаевич погрузился в воспоминания, мысленно покинув собеседницу.
— Думаю, эта запись вам очень сильно пригодится. Там хватит материала для нанесения существенного удара Роспромгазу. Также у меня есть фотокопии бумаг, переданных моему начальнику служащим Министерства внутренних дел. Не сомневаюсь, они вам будут в равной степени интересны.
— Анастасия, благодарю за решение позвонить мне, а не избавиться от опасной находки. Вынужден просить вас ещё об одном одолжении. Настаивать, уговаривать не смею, приму любой ваш ответ. Вы необходимы нам в суде. Нам требуются не голые доказательства, а сотрудник компании, способный подтвердить преступные деяния, творящиеся в стенах корпорации. В совокупности с уликами такое выступление сыграет ключевую роль. Да, Ольгу я не смог уберечь, и этот груз останется со мной до конца жизни. Но на сегодня вы — наш единственный шанс.
Настя долго молчала, смотря куда-то вдаль, поверх головы Андрея Николаевича. Спустя лишь несколько минут она нарушила тишину:
— Я согласна.
— Спасибо. Вас мы не потеряем, я не допущу этого дважды, — в чертах лица полковника отразилась вся боль предыдущей утраты и жёсткая решимость защитить нового свидетеля любой ценой, исправив прошлую ошибку.
— Возвращайтесь домой, продолжайте работать. Возьмите, — эфэсбэшник протянул собеседнице дешёвый потёртый телефон, — СИМ-карту вставьте сюда. Общение со мной только по этому устройству. Подготовка к следующему заседанию займёт около месяца. Возможно, за это время у вас появится дополнительная информация, но сверх меры не рискуйте. Не навлекайте на себя подозрения…

***

Один из кабинетов управления МВД. Мужчина в штатском, сидящий за столом, снял трубку телефона. Набрав чей-то номер, произнёс:
— У ФСБ новый незарегистрированный водитель. Мне нужны данные для отслеживания, запросите у нашего человека…

***

Помимо Андрея Николаевича в помещении присутствовали двое. Говорил полковник:
— На меня вышла сотрудница Роспромгаза, занявшая должность Ольги Ковалёвой. Ольга оставила нам подарок: спрятала в своём кабинете флэшку с записью разговора Иванова и Джулиана Мэндрида. Они обеспечили себе пожизненные сроки, арест имущества компании и расчётных счетов, приостановление деятельности. Провидение даёт нам второй шанс, в этот раз мы не смеем промахнуться. На очередном слушании предоставим запись, потребуется только заключение эксперта о подлинности, но это несущественный вопрос. Сотрудница согласилась выступить. Готовьтесь. Другой возможности мы уже не получим…

***

Она вернулась к работе. Наконец её коснулось успокоение. Минуло три недели после встречи с офицером ФСБ. Близилось заседание суда. На фоне произошедших событий специалист по связям с общественностью начала чаще задумываться о судьбе предшественницы, Ольги Ковалёвой. Молодой жизнерадостной девушки, вызывавшей симпатию у окружающих. Ольга строила планы, мечтала. Как и Настя, настойчиво двигалась к поставленным целям, стремилась реализовать свои способности в Роспромгазе. Будущее, скорее всего, казалось ей светлым, многообещающим. Но в один прекрасный вечер ситуация резко изменилась — к Ольге попала информация, перечеркнувшая всю её прежнюю жизнь. И та нашла в себе силы пойти против корпорации, несмотря на вероятность собственной гибели. Такое поведение, без сомнений, восхищало. Анастасия день за днём наполнялась решимостью довести до конца дело, инициированное предшественницей, дело, вылившееся для той в смертельную ловушку. Она не отступит. Всё её существо пропиталось чувством большой ответственности — людям должна открыться правда о деятельности корпорации.
В высокой степени проникнувшись судьбой Ольги, Настя начала выпытывать сведения, касающиеся предыдущего специалиста по связям, у всех коллег, общавшихся с погибшей. Девушка хотела знать всё о Ковалёвой: работа, дом, личная жизнь. Старалась нарисовать максимально точный образ этого человека. Слухи о её чрезмерном интересе к предшественнице просочились к заместителю директора по развитию. Одной из негласных обязанностей его секретаря считалось освещение всех событий, происходящих в офисах:
— Михаил Васильевич, последнее время Анастасия проявляет большое внимание к персоне Ольги Ковалёвой.
— А что именно её интересует, не знаете?
— Абсолютно всё: трудовые будни, привычки, жизнь вне компании. Складывается впечатление об их сильной близости, хотя девушки же не были знакомы.
— Ну да, ну да, не были… странно… спасибо, Ольга.
Имя секретаря постоянно напоминало Михаилу Васильевичу о той, другой Ольге, той самой, которая посмела предпринять попытку разрушить грандиозные планы. Но её быстро остановили, причём навсегда. Теперь же возникла эта Анастасия. «Кто она такая на самом деле? Неужели не та, за кого себя выдаёт?» Не мог же он так ошибиться дважды. Заместитель директора набрал номер начальника службы безопасности. Распорядился:
— Алексей, зайдите, пожалуйста, ко мне.
Спустя десять минут в кабинет вошёл мужчина крепкого телосложения с каменным выражением на лице.
— Здравствуйте, Алексей, ответственное задание для вас.
Михаил Васильевич, взяв листок бумаги, написал на нём имя с фамилией, протянул безопаснику:
— Из моего отдела, работает на месте Ковалёвой. Установите круглосуточное наблюдение. Докладывать ежедневно.
— Задача ясна…
Вечером, когда Настя покинула здание, с парковки тронулся чёрный тонированный «Мерседес», медленно двинувшийся за девушкой. Ещё один, похожий, уже ждал её возле дома. На третьи сутки специалист по связям почувствовала надзор на уровне интуиции. Решив убедиться, проверила опасения способом, увиденным в шпионском фильме. Подозрение подтвердилось, за ней точно следили. Настя испугалась: если она ещё как-то могла распознать автомобили сопровождения, то людей-соглядатаев вряд ли удастся вычислить, такому её никто не учил. В голове закрутились вопросы: кто следит? С какой целью? В памяти всплыла Ольга Ковалёва. Бросило в дрожь от воспоминаний о её судьбе. Попыталась успокоиться. Дома извлекла из тайника телефон, оставленный эфэсбэшником. Переодевшись, снова отправилась на улицу. Попетляв внутри ближайшего крупного торгового центра, заперлась в женском туалете. Набрала единственный, записанный в контактах номер. Андрей Николаевич ответил почти сразу:
— Алло, Настя, слушаю!
— Здравствуйте, за мной следят, это точно. Уже не первый день.
Какое-то время на линии висела тишина. Наконец полковник её нарушил:
— Вы сейчас где находитесь?
— В туалете торгового центра. Пока они не предпринимают никаких действий.
— Возвращайтесь в квартиру. Около полуночи за вами приедут. Соберите самое необходимое, о деньгах не беспокойтесь. А об электронных устройствах забудьте. До суда связь с внешним миром исключена. Пункт вашего временного убежища неизвестен никому, кроме водителя. И прошу, сделайте всё так, как я говорю. От ваших показаний слишком многое зависит. Подготовьтесь к заседанию, теперь мы увидимся там. Вопросы есть?
— Нет.
— Отправляю вам сообщение с кодовой фразой. Её вы услышите от того, кто должен вас сопровождать. На этом прощаюсь, Настя. Удачи нам всем.
Девушка медленно спрятала умолкший телефон в сумочку.

***

По завершении диалога с сотрудницей Роспромгаза, Андрей Николаевич набрал другой номер:
— Олег, ты в управлении?
— Да.
— Зайди ко мне.
Спустя пять минут подчинённый вошёл в кабинет. На лице шефа он прочёл сильную озабоченность. Тот подтвердил её словами:
— У нас проблема. Настю ночью нужно увезти.
— Они вычислили её?
— Не знаю, но за ней установили наблюдение. Мы не можем рисковать. Кто сейчас свободен?
— Только Руслан.
— Который на «Аккорде»?
— Да.
— Выдай ему полный комплект. И денег на две недели. Действуй. Нам нельзя опоздать.
— Есть, — развернувшись, Олег удалился быстрым шагом.

Глава 12

Телефонный звонок прозвучал в начале девятого.
— Добрый вечер, Олег.
— Здравствуй, Руслан. Дело срочное и очень важное. Ехать требуется сегодня ночью. На две недели. Свободен сейчас только ты. Что скажешь?
Руслан с полминуты прикидывал допустимость такого длительного отсутствия. Затем произнёс:
— Я готов.
— Хорошо, тогда встречаемся в десять. Где — напишу.
Через час он ждал в машине по адресу, полученному в сообщении. Появился Олег с внушительных размеров сумкой в руках.
— Открывай багажник, — скомандовал эфэсбэшник, поравнявшись с водительской дверью. Разместил ношу на дне, расстегнул замок. Вытащил из её недр два чёрных бронежилета на липучках:
— На всякий случай, оденете по дороге в суд.
Извлёк небольшую, похожую на женскую сумочку:
— Деньги. Хватит, чтобы хорошо отдохнуть, но сильно не расслабляйтесь.
Следом на свет показался автомат со сложенным прикладом и глушителем:
— Тоже на всякий случай. Рожок полный, ещё два запасных.
Последним предметом, возникшим из сумки, стал синий проблесковый маячок с проводом. Держа его, капитан Рогов поинтересовался:
— Как им пользоваться и при каких обстоятельствах объяснять не надо?
— Нет.
— Пойдём в машину.
В «Хонде» Олег протянул водителю лист бумаги:
— Так же, приедешь около двенадцати. Зовут Настя. Дом под наблюдением, будь осторожен. В этот раз без нашего сопровождения, рискованно. Здесь адрес суда, время прибытия.
Ткнув пальцем в напечатанные цифры, продолжил:
— Вот координаты с расшифровкой. По ним за три часа до начала заседания встанут автомобили прикрытия. Мы не знаем, где ты объявишься, и знать не должны. Никакой связи у вас тоже не будет. Выберешь автомобиль, ближайший к тебе по пути следования. Остановишься возле него на пару секунд, он эскортирует тебя до конечной точки. Дополнительная страховка. Дело крайне важное. Всё. Удачи.
Попрощавшись, эфэсбэшник растворился в ночи.

***

Возвратившись домой, Руслан обнял жену со словами:
— Мне необходимо уехать, милая. Сегодня.
— Как же так, пятница же… чем мне заниматься одной? — девушка заметно расстроилась. Спросила погрустневшим голосом:
— И когда вернёшься?
— Через две недели.
— Две недели?! Может, ты всё придумал, чтобы провести отпуск с любовницей?
— Ты же знаешь, кроме тебя мне никто не нужен, — ответил он, нежно прижав жену к себе…

***

В первом часу припарковался в незнакомом месте. Направился к подъезду. Оказавшись внутри, с помощью лифта поднялся на седьмой этаж. Нажал кнопку звонка. Спустя несколько секунд из квартиры донёсся приглушённый женский голос:
— Вам кого?
— Вы вызывали специалиста по ремонту кондиционеров.
Щёлкнув замком, дверь распахнулась.
— Здравствуйте, проходите, — хозяйка подвинулась в сторону, опасливо поглядывая вокруг.
— Доброй ночи, у вас всё готово? — переступил порог гость.
— Да.
— Тогда сразу уйдём.
— Хорошо, — девушка обулась, оторвала от пола средних размеров сумку.
— Багаж сам возьму, — парень протянул руку и забрал у неё ношу.
Пока та закрывала замки, он осматривался. Волнение намного снизилось по сравнению с прошлым разом. Покинув подъезд, практически бегом поспешили к машине. В этот момент взревел мотор, и загорелись фары у стоявшего неподалёку «Лэнд Ровера». Руслан распознал в нём «наружку» ещё по приезду. Когда прыгнули в «Хонду» и тронулись, в зеркале заднего вида увидел, как «Лэнд Ровер» вслед за ними выехал с парковки…
Через десять минут «Аккорд» уже без сопровождения спокойно устремился к Каширскому шоссе. В районе селектора коробки передач мигала зелёным светом лампочка GPS-передатчика…

***

— Мы потеряли объект. Есть данные со спутника? — произнёс в микрофон человек, расположившийся в переднем пассажирском кресле «Лэнд Ровера».
Вскоре из микронаушника прозвучал ответ:
— Есть. Это новый водитель ФСБ. Транслирую данные на ваше устройство.
На экране навигатора, установленного во внедорожнике, возникла дополнительная светлая точка. Она двигалась по Каширскому шоссе по направлению в область. Расстояние между двумя автомобилями составляло около двадцати километров, ежесекундно увеличиваясь. «Ровер» сорвался с места.
— Если объект выйдет за пределы Московской области, сигнал пропадёт, — снова ожил наушник.
Спустя час после исчезновения с экрана навигатора светлой точки, «Лэнд Ровер», прекратив погоню, развернулся в сторону Москвы.
— Мы будем ждать вас, — скривив рот в зловещей усмешке, процедил сквозь зубы человек, сидящий рядом с водителем внедорожника.

***

Один из кабинетов управления ФСБ. Человек выключил ноутбук, лежащий перед ним на столе. Сняв трубку стационарного телефона, сообщил кому-то:
— Автомобиль покинул пределы области.
— Срок возвращения вы знаете. Не упустите момент. Докладывать только мне, — ответил невидимый собеседник.

***

Тёплой летней ночью по шоссе, освещаемому холодным звёздным сиянием, струящемся с безоблачного неба, седан быстро уносил прочь от столицы водителя с его единственным пассажиром.
— Куда мы едем? — поинтересовалась Настя.
— На юг. Путь предстоит долгий, часов шестнадцать, можете поспать на заднем сиденье.
— Не хочу спать. Почему на юг?
— Я там вырос, мы направляемся ко мне домой. Вернее, не домой, туда нельзя — в мой родной город. Где нас никто не найдёт…
И они мчались по ночной дороге. Через области России, минуя города, деревни, сёла. Одна из тысяч светящихся точек, стремящаяся вдаль, к южным границам…

***

Следующим вечером «Аккорд» въезжал в Майкоп. Прокатившись сквозь весь населённый пункт с чувством ностальгии, Руслан двинулся в один из рассыпанных вокруг посёлков, сокращая до минимума риск случайной встречи с кем-то из старых знакомых. Навалилась сильная усталость: шестнадцать часов за рулём сделали своё дело. Сняли двухместный номер в гостинице. Там путешественники приняли душ, переоделись. Поужинав в ресторане, сразу же пошли отдыхать. Оба проспали до полудня. Странный сон приснился парню: дождливая ночь, пустынная дорога, перевёрнутый искорёженный автомобиль, из разбитого ветрового окна на него смотрят мёртвые глаза молодой девушки. И в этих глазах застыла какая-то просьба…
Позавтракав, вернее пообедав с Настей, Руслан задумался: «Чем бы заняться?» Погода стояла прекрасная, термометр показывал температуру воздуха двадцать шесть градусов в тени.
— Поехали на речку, освежимся? — предложил он.
— Я бы с удовольствием, но купальника с собой нет, ты же не предупредил, куда мы едем, — ещё вчера договорились перейти на «ты», согласившись, что две недели официальных диалогов им не по силам.
— Это очень просто решаемая проблема: купим или возьмём в аренду.
— Лучше купим, — усмехнулась Настя.
— Тогда вперёд!
Девушка, ни разу до настоящего времени не бывавшая на российском юге, сейчас находилась под впечатлением — окружавшие их горы, такие близкие и манящие, поражали своим великолепием. Фото, видео не смогли бы в полной мере воссоздать те ощущения, которыми она прониклась, соприкоснувшись с местной природой. Древние горы, покрытые густой зелёной растительностью, величественно возвышались со всех сторон. Ярко блестели в лучах солнца вершины, обёрнутые ледниками. Увиденные пейзажи не совпадали с её представлениями о южном регионе нашей страны. Спустя час Настя вновь изумлялась явившемуся очарованию: горная река стремительно неслась по извилистому руслу, преодолевая пороги. Вода журчала, рождая оригинальную мелодию потока. По обоим берегам высились шумящие под дуновением ветерка кроны деревьев, а ноги мягко ступали по прибрежной поросли, стелющейся разноцветным ковром по земле.
Несмотря на жаркую погоду, речная вода оставалась достаточно холодной, слишком долгое пребывание в ней заражало ощущением дискомфорта. Накупавшись, Руслан развёл костер и занялся приготовлением шашлыка. Забылись все заботы, окружающая обстановка наполняла отменным настроением, ощущением умиротворения. Поев обжигающего сочного мяса, Настя вернулась в освежающий поток. Руслан же, сидя на берегу, наблюдал за мощным течением, пытающимся вырваться из ограждающих его оков. Неподалёку от их лагеря отдыхали ещё несколько компаний. Одна из женщин, отбившись от своих, расположилась впереди парня, в пяти метрах от него. Через какое-то время дама обернулась, посмотрела Руслану в глаза, и произнесла:
— Она доедет. А вот доедешь ли ты…

От неожиданности молодой человек впал в растерянность, затем поднялся, приблизился к женщине:
— Извините, вы сейчас что-то сказали?
Та взглянула на Руслана с удивлением на лице:
— Нет, я ничего не говорила.
— Как не говорили, я же слышал.
— Молодой человек, повторяю, ничего я не говорила, тем более вам. Если у вас проблемы, обратитесь к врачу.
Посматривая на незнакомца с опаской, женщина возвратилась к своей компании, оставив странного соседа в задумчивости…
На другой день они отправились к водопадам «Руфабго» — одному из красивейших мест республики. Цепь, состоящая из пяти горных водопадов, где каждый последующий выше предыдущего. Со своей причудливой, оригинальной формой. Хотя немалых трудов стоило взбираться вверх по извилистым тропинкам, карабкаться по скользким камням — открывавшееся зрелище очередного водопада вознаграждало за потраченные усилия. Настя испытывала полный восторг:
— Такой красоты я ещё в жизни не видела! Не знала, что у нас в стране есть такие чудесные уголки. Здесь забываешь обо всем. Москва кажется мне сейчас каким-то полузабытым сном.

Оказавшись снова в родных краях, Руслан посетил с девушкой множество заслуживающих внимания достопримечательностей, организовал ей непродолжительный поход на горное плато. Специалист по связям с общественностью рассказала парню о себе, своей работе, о том, по какой причине она вынуждена прятаться. Теперь он понял, почему Олег выдал автомат с бронежилетами. Скорее всего, ему постараются помешать… всплыли в памяти слова женщины на речке: «Она доедет. А вот доедешь ли ты…» Были ли они, эти слова? Или это всё пригрезилось?
В один из дней молодой человек оставил Настю, сообщив о необходимости съездить куда-то без неё. Попросил запереться в номере до его возвращения. Он поехал в тот самый парк, на то самое место, где когда-то давно коротал вечера в своей первой машине. Как только очутился там, под старым деревом, нахлынули воспоминания — об институте, старых друзьях, событиях, происходивших тогда. О девушках, с какими сводила судьба. Сколько воды утекло… как всё изменилось. Его путь пересекался с линиями многих людей, но минули годы, каждый идёт своим путём. Где сейчас те, кто были с ним рядом когда-то? О некоторых он знал, о других нет…
По дороге назад, в гостиницу в сознании возник образ Анюты: как она? Захотелось быстрее вернуться домой…

***

Пришла пора отправляться обратно в Москву. Руслан решил разделить маршрут на двое суток. Чем ближе к столице подбиралась «Хонда», тем напряжённее, мрачнее становились водитель и пассажирка. На расстоянии трёхсот километров от города назначения заночевали в отеле. Поднялись рано утром. По координатам, переданным Олегом, Руслан нашёл точку на трассе М-4 «Дон», где планировал состыковаться с машиной прикрытия…

***

Одометр отсчитывал последнюю сотню. Прервав движение в безлюдном месте, Руслан покинул автомобиль, попросил спутницу выполнить то же действие. Извлёк из багажника бронежилеты, один протянул девушке:
— Одевай. На всякий случай, — сам принялся одевать свой, одновременно показывая Насте, как это делается.
— Мы как герои криминального боевика, — произнесла та, пытаясь заглушить начинающий захватывать её страх.
В чёрных жилетах, застёгнутых поверх белых рубашек, опустились в салонные кресла. Из кобуры, висящей на левом плече водителя, выглядывала рукоять пистолета. «Маршрут проложен», — сообщил навигатор после введения адреса суда. Тронулись. Спустя двадцать минут «Хонда» сбавила скорость, приближались к точке встречи с транспортом сопровождения. «Рэйндж Ровер» с тонированными стёклами, проблесковым маячком на крыше одиноко пылился на обочине. Не торопясь, прокатились мимо, «Ровер» двинулся следом.

***

Утро. Один из кабинетов управления МВД. Человек, сидящий за столом напротив экрана ноутбука, взял трубку стационарного телефона. Дождавшись ответа, доложил:
— Объект появился, транслирую данные всем задействованным экипажам…

***

Утро. В кабинете Андрея Николаевича зазвучала телефонная трель, вынудившая его оторваться от бумаг:
— Да, слушаю.
— Они в зоне обнаружения, едут по М-4.
— Ясно, продолжайте наблюдение.
Завершив разговор, полковник набрал номер на сотовом. Скомандовал:
— Олег, передислоцируй всех в район М-4. Мы с тобой отправляемся к суду. Проконтролируй присутствие представителей основных телеканалов, прессы. Главное сейчас — создать прецедент…

***

Достигнув очередного поста ГИБДД на трассе «Дон», Руслан замедлил движение. Вдруг один из гаишников обратил внимание на «Хонду», жезлом указал остановиться. Приняв вправо, водитель выполнил требование. То же сделал «Ровер». Инспектор поспешил к японскому седану. В это время в конце поста из припаркованного метрах в семидесяти впереди внедорожника «Мерседес» спрыгнули на землю двое мужчин спортивного телосложения, без сомнения направившиеся к «Аккорду». Не раздумывая, Руслан придавил педаль акселератора и сорвался с места.
— Давай за ним! — крикнул сидящему за рулём «Ровера» старший экипажа.
Машина сопровождения резко стартанула вслед за «Аккордом», минуя застывшего в растерянности гаишника. В руках же пары из «Мерседеса» появились пистолеты, развернувшись в сторону уходившей «Хонды», они открыли огонь.
— К ним, сбивай дверью! — скомандовал капитан ФСБ в «Ровере».
Водитель увёл авто к стреляющим, проехал рядом с ними. В этот момент пассажиры «Ровера», занимающие переднее и заднее места правого борта, распахнули двери — оба стрелка, сбитые с ног, покатились по асфальту. «Ровер» догнал «Аккорд».
Одна из пуль, выпущенных нападавшими, прошла навылет через заднее и лобовое стёкла «Хонды», оставив в них отверстия с паутинами трещин вокруг. Руслан попытался привести в чувство спутницу, впавшую в состояние ступора:
— Настя! Настя!
— Да? — откликнулась та спустя несколько секунд каким-то потухшим голосом.
— Достань пожалуйста, за твоим сидением на полу лежит мигалка.
Специалист по связям с общественностью потянулась назад, нащупала проблесковый маячок, взяла его в руку.
— Теперь опусти стекло, аккуратно поставь на крышу.
Настя выполнила команду. Оконный проём со своей стороны Руслан тоже освободил. Воткнул штекер в прикуриватель, маячок загорелся. Придавил педаль, до МКАД оставалось пятнадцать километров.
«Нас ждали. Это не случайность. Значит, знали, где мы будем. Откуда они могли узнать?» — роились мысли в голове водителя «Хонды».

***

«Ровер» следовал за ними, не отставая, также с включенным проблесковым маячком.
— Говорит восьмой. Объект подвергся нападению на М-4 у поста ГИБДД. Пострадавших вроде нет. Всем сохранять боевую готовность, — произнёс в рацию капитан ФСБ.

***

Двадцать пять километров до здания суда. «Аккорд» выскочил на МКАД. Маневрируя по полосам, Руслан вёл автомобиль со скоростью сто-сто двадцать километров в час. «Ровер» держался рядом. Подъезжая к очередной развязке, заметил справа спешащий к выезду на МКАД «Мерседес» с включенным проблесковым маячком, очень похожий на внедорожник с поста. Прибавил ходу, то же сделал «Ровер». В какой-то момент «Ровер», движущийся по крайней правой полосе МКАД, оказался на одной параллели с «Мерседесом», стремительно приближающимся к соединительной точке. Их разделяло около семидесяти метров газона и ограждения дороги. Обе машины шли в примерно одинаковом темпе, расстояние между ними быстро сокращалось. Опустилось стекло задней левой двери «Мерседеса», сменив матовую гладь дулами пистолетов…
— Оружие к бою! Открываем окна! — отдал приказ старший в «Ровере».
Через мгновение зазвучали выстрелы, заполнившие окружающее пространство роком жестокой неизбежности. Внедорожники продолжали движение с прежней скоростью. «Мерседес» вылетел на МКАД в то время, когда «Ровер» сравнялся с местом выезда. Стрельба, не стихая, рождала фонтаны блестящих гильз. Водитель «Мерседеса» крутанул руль влево с намерением опрокинуть врага. Не удалось — ведущий «Ровер» удержал машину на своей траектории.
Людям, следующим по МКАД, представилось невероятное зрелище: два внедорожника с включенными проблесковыми маячками мчались бок о бок во весь опор. Оба салона каждую секунду озарялись вспышками, гремели выстрелы. Вскоре проезжая часть слева от двух автомобилей, слившихся в один, поражённый смертельным сиянием, освободилась — никто не рисковал выдвигаться на параллель, которая простреливалась.

***

…Раненый водитель «Ровера», потеряв сознание, отпустил руль. Под сильным давлением со стороны «Мерседеса» транспорт ФСБ вместе с машиной оппонентов резко развернуло влево. Не выдержав силы инерции, оба внедорожника покатились по МКАД, с каждым новым ударом об асфальт превращаясь в груду искорёженного металла. Автомобили, движущиеся позади схватки, замедляясь, останавливались.
Преодолев около пятидесяти метров, «Мерседес» замер на правом боку. «Ровер» приземлился на колёса в двадцати метрах от него. На внешнем кольце МКАД воцарилась тишина…

***

Капитан МВД, старший в «Мерседесе», приходил в себя на переднем пассажирском месте — нестерпимо ныла левая рука, скорее всего, сломана. Лицо, изрезаное осколками стекла, кровоточило, любое движение отдавалось болью в рёбрах. Приподнял давящее сверху тело водителя, не подающее признаков жизни, проверил вену — опасения подтвердились. Повернул голову — двое, лежащие на задних сидениях в неестественных позах, также мертвы. Вспомнилась Чечня: когда-то давно, будучи командиром взвода разведбата, капитан выбирался из горящей БМП, спасая личный состав. В те годы война оправдывалась необходимостью сохранения целостности страны. Сегодня, в столице, он действовал согласно директиве начальства, но за какие идеи сражается — не знал… Так же, как не знали его товарищи, погибшие несколько секунд назад. Они всего лишь подчинялись приказу…
Нужно вылезти отсюда… снял с себя тело мёртвого водителя. Подтянулся, высвободил ноги. Высадил ногами разбитое лобовое стекло. Нащупав пистолет, выбрался наружу…

***

Капитан ФСБ, старший в «Ровере», сидевший слева на заднем месте, медленно возвращаясь в сознание, огляделся по сторонам. Попытался открыть дверь, не получилось. Отодвинувшись, обрушился на неё всем корпусом — сработало. С трудом протиснулся в деформированный дверной проём. Голова кружилась, каждый шаг отдавался резкой болью в правой ноге, с разбитого лица на асфальт капала кровь. Пистолет по-прежнему был зажат в руке.